kirill_nav_1

Category:

"Шестидесятники" - 2

Каким же образом коммунистические ублюдки пытались натянуть на харю своей дикой Совдепии «человеческое лицо»? Ну, во-первых, они таки осудили «сталинизм» — хотя понятно, что «сталинизм» был лишь формой коммунизма, и он совершенно естественно возник из «ленинизма» и большевизма как такового. Но осудить коммунизм и ленинизм поганые коммунисты по понятным причинам не могли, поэтому они осудили какой-то «сталинизм». Точнее сказать, даже не весь «сталинизм» (сделать это коммунисты также не могли, так как все они, включая Хрущева, и вышли из этого «сталинизма»), а отдельные его явления и практики: культ личности, некоторые массовые репрессии и прочие «перегибы на местах». То есть эта сволочь постаралась отмежеваться от наиболее диких преступлений своего режима, задвинуть Джугашвили подальше, и далее управлять страной как-то иначе, без всей этой кавказской и еврейской расчлененки людей и людоедства.

Во-вторых, и советским обществом попытаться управлять как-то иначе. То есть править не только с помощью террора, страха и голода — как это делали большевики ранее, а более-менее цивилизованными способами. И при этом позволить советским людям хотя бы немножко почувствовать себя нормальными обычными людьми, а не коммунистическими зомби, которые ходят строем и строчат доносы на своих соседей и друзей. Это уже было возможно, так как к этому времени практически всех русских, которые родились до 1917 года и еще что-то помнили о нормальной человеческой жизни в России, большевики уже убили — во время голода, репрессий или на войне. К этому времени возникло уже действительно советское общество, то есть общество людей, которые уже были всецело распропагандированы коммунизмом и советчиной, и которые даже не могли представить, что можно жить как-то иначе. И поэтому управлять этими совками коммунистам было уже намного легче, так как все они считали власть коммунистов «своей», советский строй действительно считали самым «прогрессивным», а дореволюционная Россия стала для них страной далекой и чужой, над которой эти несчастные дикари с полностью промытыми мозгами только посмеивались с высоты своей советской дикости и невежества.   

Наконец, в-третьих, и с советской интеллигенцией коммунистам нужно было выстроить какие-то новые отношения. А класс советской интеллигенции — тоже уже именно советской — был к тому времени достаточно многочисленным, как научно-технической («физиков»), так и гуманитарной («лириков»). И этот класс играл большую роль в Совдепии — от науки и оборонки до народного хозяйства, и коммунистическим упырям требовалось как-то управлять этим классом без массовых репрессий. А люди эти — хотя и были абсолютными дикарями по сравнению с дореволюционной русской интеллигенцией или интеллигенцией западной — были все же образованными, и иногда они даже пытались «думать». И хотя вряд ли их мысли могли выйти за пределы коммунистических идеологем и представлений советского общества, но все же это уже были свои мысли, а не просто повторение марксистской и коммунистической тарабарщины. Конечно, советская интеллигенция, как и все прочие советские люди, были, по большому счету, такими же уродами и дикарями, уже всецело сформировавшимися в условиях советского зоопарка, но все же они уже были хоть в чем-то похожи на обычных людей. К тому же некоторых из них — тщательно отобранных гебухой — все же нужно было направлять заграницу на фестивали и выставки, позволять им общаться с иностранцами, и не только из «стран социализма». 

И вот этот класс советской интеллигенции, который сформировался в эпоху оттепели, — так называемые «шестидесятники», — повторюсь, представляет большой интерес и сегодня, так как именно с этого советского человека позднее во многом был срисован и нынешней россиянчег. 

И здесь важно понимать особенности этого человека. То есть понимать, что люди это были уже абсолютно советские. Сахаров, Бродский, Евтушенко и все прочие — это были люди советские. Которым разрешили немножечко быть «нормальными людьми». И чтобы это понимать, достаточно сказать, что «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына ведь действительно стал для советской интеллигенции чем-то вроде «откровения». Настоящим потрясением. Хотя этот ГУЛАГ существовал не где-то на Луне, а в их родной Совдепии, и через него прошли миллионы людей, включая родственников многих советских интеллигентов. Но вот настолько уже было искажено сознание советских людей и настолько толстый слой лжи уже образовался в их сознании в результате коммунистической пропаганды, что даже факты своей советской истории знать и тем более осознать им было сложно. То есть коммунисты попытались создать особый тип человека — который как бы в целом был более-менее нормальным, но все же советским. И из всего этого получилась довольно интересная история.           

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic