kirill_nav_1

Categories:

"Шестидесятники"

В советской истории есть такое понятие — «шестидесятники». Звучит как название какой-то секты (и где-то это близко к истине), но в действительности так называют поколение советской интеллигенции (в том числе из партийных и гебешных кругов), которое родилось и было воспитано уже в Совдепии, при большевицкой власти, и которое мировоззренчески сформировалось в период середины 1950-середины 1960-х годов — в годы т.н. хрущевской «оттепели».

Хрущевская «оттепель» — начавшаяся с XX съезда поганых коммунистов в 1956 году, во время которого был «развенчан культ Сталина», и закончившаяся под занавес правления Хрущева в 1964 году — и сама по себе была периодом очень важным для всей советской истории. И не только советской — этот период важен и для нынешней РФ, так как многие ее основания — от идеологических до экономических — были также сформированы именно в этот период. В некотором смысле, можно даже сказать, что нынешняя Эрэфия — это плод той советской оттепели. Поэтому важно понимать — даже сегодня — в чем состояли особенности этого периода и особенности советских шестидесятников. Вот об этом пару слов.  

Причины XX съезда коммунистических упырей, на котором они подвергли «развенчанию» культ своего вождя Джугашвили, откинувшего копыта за три года до этого — вождя, при которым они жили в постоянном страхе (и перед которым тот же Никитка Хрущев вытанцовывал гопака во время грузинских пьянок этого кавказского рябого большевицкого выродка), вполне понятны: коммунистические твари устали от крови и массовых убийств, и еще больше они устали жить в постоянном страхе оказаться следующей жертвой репрессий, да и положение их власти после войны уже достаточно укрепилось (как внутри России, так и вовне), а горы трупов русских людей, которые большевики навалили со своими евреями за первые четыре десятилетия своей власти над Россией и во время войны, к этому времени казались уже тем, чем они и были — людоедством каких-то законченных дикарей и ублюдков.

Европа после войны приходила в себя, а Пиндостан так и вовсе за годы войны еще более разбогател, и на Западе начался один из лучших и самых интересных периодов его истории, когда бурный научно-промышленный прогресс и резкий рост жизни превратили жизнь на Западе в настоящий рай (если не для всех, то для очень многих). И на этом фоне в это время в России в Кремле сидела все та же банда большевиков, у каждого из членов которой руки были по локоть в крови, а Россия лежала в нищете, и всюду лежали горы убитых большевиками русских людей. Изображать из себя пламенных революционеров, готовых убивать и дальше миллионы людей ради мировой пролетарской революции, поганым коммунистам уже было как-то совсем неудобно. Это в Камбоджи их единомышленники в это время еще могли делать то, что делали сами коммунисты в России при Ульянове и Джугашвили, но изображать из Совдепии «прогрессивную страну» при такой политике было бы уже очень затруднительно. К тому же после войны под власть коммунистов попали страны Восточной Европы, где коммунистов очень не любили, и действовать там так, как действовали коммунисты в самой России при Ульянове и Джугашвили, советские упыри уже не могли.

В общем, в силу ряда внутренних и внешних причин поганые коммунистические людоеды решили натянуть на свою поганую Совдепию «человеческое лицо». Революционный угар, сопровождавшийся невероятной дикостью и массовыми убийствами, когда главную роль в партии играли евреи и другие азиаты, уже прошел, и даже сами советские коммунисты стали понимать, что все эти горы трупов и миллионы искалеченных судеб, которые они наворотили в России с 1917 года, смотрятся как-то диковато. И заговорили о «социализме с человеческим лицом».

Дикая окровавленная еврейская харя коммунизма теперь должна была смениться чем-то более «цивилизованным» и не таким диким. Я хочу обратить внимание на этот советский идеологический оборот — «социализм с человеческим лицом». Ведь сегодня представители еврейской либеральной синагоги очень любят рассуждать о «светлых лицах» — своих собственных и своих сторонников. И это не случайно — так как эти «светлые лица» московской синагоги, как и многое другое — именно оттуда, из советской эпохи «оттепели» и «шестидесятников».                  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic