kirill_nav_1

Categories:

Спор с эстонскими чухонцами по поводу "советской оккупации"

Смотрю, продолжается спор нынешних советских дегенератов, правящих Эрэфией, с эстонскими чухонцами о совместной советской истории — по поводу того, как трактовать присоединение прибалтийских республик к Совдепии в 1939-40 годах и их последующее пребывание в составе Совдепии. Советские, видимо, решили чухонцев немного потроллить и устроили праздничный салют «в честь 75-летия освобождения Таллина от фашистских оккупантов», но чухонцы салют не оценили, а «освобождение Таллина от фашистов», похоже, приняли на свой счет, и снова заладили свою шарманку о том, что это было не освобождение, а савееецкая аккуппааааация. И понеслось! Ну, я уже недавно по этому поводу писал, и отмечал, что период большевицкой и советской власти в России — это огромные вериги и токсичный актив, от которого России нужно постепенно избавляться. И при этом я отмечал, что декоммунизация нужна, в первую очередь, самой России — без этого ее дальнейшее развитие будет просто невозможным либо будет сильно затруднено.   

И коротко я коснулся и проблемы «советской оккупации» республик прибалтийских чухонцев — правда, я, наверное, все же погорячился, когда написал, что России следует признать, что присоединение этих чухонцев было «оккупацией». Все же это слишком радикальный шаг (которым чухонцы, конечно, постараются воспользоваться в ущерб России и проживающим в этих республиках русским), да и исторической истине он не совсем соответствует. И здесь нужен новый подход. Какой?

Довольно типичный дом с хутора эстонских крестьян первой половины 20 века. Их отличительной особенностью было то, что сортир находился там же, где и жилые помещения - рядом с кухней. То есть чухонцы в буквальном смысле слова "где жрали - там и срали". И в том же доме находились все другие подсобные помещения и помещения для скота и птицы. Не удивительно, что прибалтийские чухонцы страдали жутким алкоголизмом, психическими заболеваниями и часто совершали самоубийства. И в таких домах жило большинство прибалтийских чухонцев вплоть до конца 1960-х - пока коммунисты за счет денег, отнятых у русских, не переселили их в города и в хорошие дома.
Довольно типичный дом с хутора эстонских крестьян первой половины 20 века. Их отличительной особенностью было то, что сортир находился там же, где и жилые помещения - рядом с кухней. То есть чухонцы в буквальном смысле слова "где жрали - там и срали". И в том же доме находились все другие подсобные помещения и помещения для скота и птицы. Не удивительно, что прибалтийские чухонцы страдали жутким алкоголизмом, психическими заболеваниями и часто совершали самоубийства. И в таких домах жило большинство прибалтийских чухонцев вплоть до конца 1960-х - пока коммунисты за счет денег, отнятых у русских, не переселили их в города и в хорошие дома.

Советские дегенераты сейчас продолжают настаивать на том, что не только никакой «советской оккупации» не было, а что якобы Джугашвили и банда большевиков эти прибалтийские республики «освободили». От кого они их «освободили»? От нацистов? Но никаких нацистов в 1939-40 годах там еще не было, а в 1944-45 годах Совдепия их освобождала от фашистов уже в качестве республик, присоединенных чуть ранее к Совдепии. Позиция советских дегенератов по этому вопросу сколь наглая, столь и неэффективная и бесперспективная.

Но и позицию чухонцев о том, что якобы они 50 лет находились «под советской оккупацией», конечно, России не следует признавать — тем более, что такая позиция чухонцев также мало соответствует фактам и исторической истине. О какой «оккупации» может идти речь, если поганые советские коммунисты все эти годы буквально закармливали чухонцев за счет России и русских, и уровень жизни в этих чухонских республиках был одним из самых высоких в Совдепии (больше раскармливали коммунисты только грузин и армян)? При этом у этих чухонцев были свои органы власти, они развивали свою систему образования и культуры — и вся их творческая интеллигенция также жрала и получала премии и приличные зарплаты из огромных дотаций из Москвы. Да и какая-то серьезная промышленность и развитая городская инфраструктура там появились только в советское время — до этого все эти чухонцы в массе своей жили в хуторах и подтирали свои задницы пальцами и лопухами.

То есть понятно, что все это мало похоже на какую-то «оккупацию» — оккупанты не раскармливают оккупированных за счет остального населения страны. Оккупантами большевики и коммунисты были скорее для русских и России, а вовсе не для прибалтийских чухонцев или праздничных грузин.

А это дом русского крестьянина в Архангельской области. Но большевики и евреи решили, что русские живут слишком хорошо и что нужно у них все отнять, и отдать все отобранные у русских средства прибалтийским чухонцам и замечательным грузинам и армянам (и себя, коммунистов, при этом не обидеть, конечно).
А это дом русского крестьянина в Архангельской области. Но большевики и евреи решили, что русские живут слишком хорошо и что нужно у них все отнять, и отдать все отобранные у русских средства прибалтийским чухонцам и замечательным грузинам и армянам (и себя, коммунистов, при этом не обидеть, конечно).

Более того, если посмотреть на то, как определяется термин оккупация в современных международных отношениях, то станет ясно, что пребывание чухонских республик в Совдепии также никак не подпадает под этот термин. В частности, «оккупация» предполагает нахождение в состоянии войны с той страной, которая подверглась оккупации, а также официально признанный (со стороны оккупанта) временный статус оккупации. Ничего подобного в случае с прибалтийскими республиками не было — они были именно присоединены к Совдепии в качестве отдельных трех республик (Совдепия не объявляла им войну, и при появлении частей красной армии чухонцы не оказали никакого сопротивления), и в составе Совдепии пользовались не только широкими полномочиями (равными полномочиям других советских республик), но и огромными привилегиями и преференциями. 

Поэтому я предлагаю советским дегенератам из россиянского МИДка использовать другой термин: «насильственное присоединение». И этот термин будет ближе всего соответствовать тому, что произошло в 1939-40 годах. В самом деле, какими бы наглыми ни были советские дегенераты, но утверждать, что большевики присоединили прибалтийские республики добровольно — с согласия тогдашних их правительств и жителей, или тем более, что Совдепия эти республики «освободила» — это полнейший идиотизм. Который показывает лишь дикость нынешней советской сволочи, правящей Эрэфией.

А вот термин «насильственное присоединение» как нельзя лучше и точно описывает ситуацию: да, большевики присоединили чухонские республики насильственно, введя туда части своей красной армии и посадив марионеточные коммунистические правительства (преимущественно из местных коммунистов и евреев), но это была не оккупация, а именно присоединение — с предоставлением присоединенным республикам всех соответствующих прав, равных (и даже больших) правам других республик.

И я думаю, это будет справедливо, и вполне возможно, чухонцев даже удастся убедить в правильности этого термина — «насильственное присоединение». Термины очень многое значат в политике, и в данном случае этот термин как нельзя лучше будет отвечать исторической истине, став неким компромиссом в оценке тех событий между Россией и республиками прибалтийских чухонцев. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic