kirill_nav_1

Categories:

Civilization. Как это делается? - 14

А что же свобода? Где в этой властной дилемме «господства-подчинения» место свободе? Как она присутствует в этих властных отношениях и где ее источник? И каково отношение ко всему этому в христианстве?

Думаю, вполне очевидно, что когда мы говорим о «свободе» в отношении этой властной дилеммы «господства-подчинения» — то мы говорим о свободе подвластных. Властвующие властвуют, и если здесь и можно говорить о какой-то «свободе» — то есть свободе властвующих — то только в том смысле, что власть получает все меньше ограничений при принятии решений и своих поступках. И тем самым, так сказать, получает большую свободу действий. То есть большую власть. Но большая власть — это просто «еще больше власти». И понятно, что к проблематике свободы это увеличение власти отношения не имеет. А если и имеет, то только в том смысле, что чем больше власти у властвующих — тем меньше свободы у подвластных.

А вот что касается подвластных — то это именно оно. Точнее сказать, она. Свобода. Та самая свобода, о которой мы говорим. То есть вся проблематика свободы в социальных отношениях в ракурсе дилеммы «господство-подчинение» всецело есть проблема положения подвластных. То есть того, насколько они свободны от власти и от ее решений, насколько они независимы от нее, и насколько широко то поле, где этой власти нет или где эта власть уже действует не как власть, а как нечто другое (как нечто равное подвластным). И поэтому еще Макиавелли заметил, что источником всякой свободы являются подвластные, то есть народ.  

В самом деле, ведь если мы говорим о свободе в властных отношениях между родителями и детьми — то, очевидно, проблема свободы здесь сводится к проблеме свободы детей от власти родителей, а не наоборот. Детям не нравится их подвластное положение, они хотят свободы. И уже с младенческого возраста дети начинают свою борьбу за свободу, то есть за расширение своих прав — прав делать то, что им хочется, а не то, что скажут родители. Маленькие дети начинают капризничать и устраивать скандалы родителям, писаться, когда этого никто не ждет, какаться в штанишки, совать пальцы в розетку — то есть бунтовать против власти родителей самыми разными способами. И чем дальше — тем сильнее становится этот бунт и борьба детей за свою свободу, которая иногда может принимать довольно драматические формы. Ну, а родители — в зависимости от воспитания, мудрости и характера — пытаются свою власть над детьми утвердить и всячески поддерживать, либо же постепенно предоставляют детям все большую свободу и ответственность.

Или возьмем отношения между мужем и женой. Кто здесь главный борец за свободу? Как правило, женщины. Это они постоянно качают права, устраивают скандалы и истерики, а в случае, если мужчина не внял их, как им представляется, законным требованиям и пожеланиям, начинают бунтовать, вплоть до гульбы налево. При этом именно женщины чаще всего выступают за право гулять налево и за большую свободу в этом вопросе. Но связано это вовсе не с тем, что женщины более похотливы и блядоваты, чем мужчины (думаю, здесь примерное равенство), а именно с тем, что в отношениях мужчины с женщиной женщины все же сторона подчиненная. И как и все подчиненные и подвластные, именно они выступают за большую свободу в половых и семейных отношениях. Хотя бы для того, чтобы расширить свое право бунтовать путем гульбы налево и тем самым расширить свои права в отношениях с мужчиной или даже установить над мужчиной свою власть. 

И примерно ту же картину мы видим и в других властных отношениях. Бунтуют и борются за свои права и свободу именно подвластные. Оппозиция может фрондировать или держать фигу в кармане для власти — примерно как женщины бунтуют, отказывая мужчине в сладком. Или даже может снюхаться с представителями другой власти и государства — примерно как женщины гуляют налево. А может и вовсе лечь под иностранные спецслужбы, в надежде устроить переворот и самой стать властью.

Поэтому свобода в обществе или государстве всегда тождественна той свободе, которой пользуются подвластные. И расширение свободы в обществе — это расширение свободы и прав подвластных. 

Что же касается властвующих, то умная власть всегда ограничивает свою власть или пытается выдать ее за что-то другое. Обычная власть пытается поддерживать свою власть в том же объеме. А глупая или дикая власть пытается расширить свою власть как можно больше, то есть обратить подвластных в рабов или полностью подчиненных ей людей. Родители-тираны не терпят никакого ослушания и свободы своих детей. Мужья-тираны хотят обратить своих жен в послушных рабынь. А тираническая власть стремится обратить в рабство своих подвластных.

И, в принципе, устремления всякой власти к расширению своей власти и превращению в власть тираническую — тоже по-своему естественно. Власть — штука приятная и сладкая, она дает чувство божества, и властвующие нередко в целях получения наслаждения от власти или уменьшения неудобств при отправлении своих властных функций стремятся расширить свою власть как можно больше. И если они не встретят отпор со стороны подвластных, это приведет к уничтожению всякой свободы в этих властных отношениях. А сами эти отношения, став отношениями тираническими, примут характер чего-то совсем упрощенного и примитивного. 

Тиранические семьи отвратительны, и муж-тиран столь же примитивен, как и его жена, которую он обратил в рабство. А их отношения уже лишены движения, развития и любви. Тиранические родители сами страдают от своей тирании над детьми, а дети из семей с тиранической родительской властью вырастают психически искалеченными и изуродованными. Также и тиранические государства, как правило, очень примитивны, они лишены развития, а подданные в таких государствах чувствуют себя очень несчастными и забитыми.

Природе противны отношения, где нет свободы. И это противно человеческой природе — ведь даже маленькие дети, если их тиранические родители не забили их совсем, постоянно бунтуют и борются за свою свободу и права. И, конечно, такая тирания и рабство противны Богу и противны всему духу христианства. Ибо в основе христианства лежит свобода, без которой нет веры и нет любви. Это то, чего так и не поняли глупые евреи со своим иудаизмом — пожалуй, один из самых рабских народов на земле, и он же, если он обретает власть — народ самый тиранический и жестокий.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic