kirill_nav_1

Categories:

Civilization. Как это делается? - 13

Таким образом, решение властной дилеммы «господства-подчинения» в христианстве не является чем-то особенным, и вряд ли это решение можно считать какой-то непостижимой мудростью. То, что человеческие и социальные отношения пронизаны властными отношениями — это вполне очевидно. Даже небольшой коллектив для успешной совместной деятельности нуждается в какой-то координации и управлении, и поэтому любая, даже совсем небольшая, социальная общность выстраивается по тому же принципу: то есть со временем у нее появляется лидер или несколько лидеров, которые во имя интересов и успешной деятельности всего сообщества наделяются особыми властными функциями.

И эти властные отношения могут иметь разную природу (как и цели совместной деятельности) и выстраиваться по-разному. Так, власть родителей над детьми, очевидно, происходит из чисто биологической природы человека, как и власть мужа над женой. Хотя даже в отношениях между мужем и женой все не так просто, и у женщин есть свои механизмы управления и господства над мужчинами — начиная от того сладенького, что может предоставить женщина мужчине, и заканчивая методами психологического манипулирования мужчиной. И властные отношения могут иметь совершенно разную природу и основания — психологические и биологические, авторитет или традицию, хотя политическая и государственная власть, конечно, чаще всего основана на обычном насилии.  

При этом ни властвующие, ни подчиненные, с точки зрения христианства, не обладают каким-либо преимуществом с точки зрения их близости к Богу. Да, власть — во всех своих проявлениях — есть вполне естественная форма социальных отношений, то есть является частью установленного Богом миропорядка, но это не делает автоматически власть предержащих носителями чего-то «божественного». Власть предполагает только особую ответственность перед Богом. Точно так же и статус подвластного или подчиненного не делает его — в силу тех стеснений и угнетения, которые он испытывает в своем положении — автоматически «ближе к Богу». Бедные и подвластные, только в силу своего положения, ничуть не ближе к Богу, чем властвующие. Каждому дано свое, свои достоинства и искушения, и свои дары, и здесь и властвующие, и подчиненные одинаково призваны к спасению и одинаково подвержены греху и злоупотреблениям.  

И помимо этих слов Апостола Павла о том, что «всякая власть от Бога», которые часто интерпретируются превратно, довольно часто враги христианства (особенно евреи) разносят и другую ложь о христианстве, представляют его как проповедь рабства. Что, конечно, также является обычной еврейской ложью и клеветой на христианство. Безусловно, ни Христос, ни Апостолы, ни христианская Церковь не были революционерами, которые призывали немедленно отменить рабство в Римской Империи. Христианство — это вечная истина, а формы социальных отношений с течением времени меняются, и распространение рабства в 1-3 веке нашей эры в Римской Империи имело чисто исторические причины, и причины объективные.

В то же время Апостол Павел, призывая и рабов, и их господ к христианской любви, совершенно однозначно высказывался в пользу постепенной отмены рабства, и призывал христиан, если у них есть такая возможность, выкупать свободу и выходить из рабства. То есть в христианстве всегда было очень ясное понимание, что рабство не является каким-то благом — так как обладание одним человеком другим, как какой-то вещью или имуществом, противоречит всему духу христианства, в котором человек призван обрести свою божественную природу и уподобиться Богу. У греков и римлян такого понимания не было, так как языческие представления о природе человека были совсем иными, и Платон и Аристотель, как и многие другие греки и римляне, действительно пытались оправдать рабство, то есть объяснить, почему раб — это уже не совсем человек, а именно имущество, вроде скота или обычной вещи и другой собственности.

Но у христианства на этот предмет были совсем другие взгляды, и, как мы знаем, христианство и христианская Церковь сыграли огромную роль в том, что рабство в Римской Империи постепенно смягчилось, а затем было отменено вовсе. И возрождено оно было уже только в Новое Время англосаксонскими сатанистами. У христианства невероятно высокие представления о достоинстве человеческой личности: если сам Бог стал человеком и ради любви к человеку сошел в наш мир, принял человеческую плоть, а затем смерть и воскресение — то что же может быть выше того достоинства, которое придало христианство человеку? И нет сомнений, что именно христианство придало особую социальную динамику христианской цивилизации — как западной католико-протестантской, так и православной.

Впрочем, в силу особенностей католицизма и католической цивилизации, католическая Церковь долгое время полагала, что социальный и политический порядок, основанный на феодальной земельной собственности и крестьянском труде, и является, так сказать, порядком христианским, и порядком вечным, который желательно сохранить. И, очевидно, все эти манихейские представления католицизма о деньгах и ростовщичестве как каком-то особом зле, и его попытки ограничить эту деятельность, не в последнюю очередь были связаны с попытками католической Церкви выстроить «вечный» христианский мир на указанных основах. И католическая схоластика, основанная на аристотелизме, также имела эту цель: мир Аристотеля — это некий вечно данный мир, где все на своем месте — крестьяне, феодалы, небесные сферы, и этот мир был очень прочным и застывшим.

Но как мы знаем, эти попытки католицизма «заморозить» средневековый феодальный мир привели к обратным результатам: развитие торговли остановить было невозможно, как и стремление европейских варваров к богатству и обогащению. Да и сама католическая Церковь в итоге погрязла в злоупотреблениях, связанных со стремлением ее клира к богатству, роскоши и обжорству. И в итоге это и «взорвало» весь католический мир, и всю ту цивилизацию, которую пыталась выстроить католическая Церковь. Так что в итоге в лидерах этой цивилизации оказались сатанисты с британских островов.

Но этот кризис католицизма вовсе не является кризисом христианства как такового. Это был кризис именно католицизма и той цивилизации, которую пытался построить Святой Престол. То есть этот кризис стал результатом отхождения от истинного православного учения самого католицизма, когда католическая Церковь взяла на себя функции, христианской Церкви вовсе не свойственные, и когда католики внесли множество своих выдумок в христианское учение. Мир оказался сложнее, чем полагали ватиканские мудрецы. И после смены рабства крестьянским земельным производством, история на этом не остановилась и не застыла — и по мере накопления собственности и знаний, появились новые, еще более производительные формы хозяйствования. И с их появлением, «посыпалась» не только католическая Церковь, но и весь мир, который она пыталась обосновать всем своим авторитетом. И англосаксонские сатанисты с евреями начали разрушать весь этот мир изнутри — вместе с его европейскими монархами, феодалами и земельной аристократией.     

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic