kirill_nav_1

Categories:

Civilization. Как это делается? - 10

А что же Византия? Этот оплот православной цивилизации на протяжении всего средневековья? А там все было ок. Я уже отмечал, что православию был абсолютно чужд этот католический дух манихейского страха перед деньгами, богатством и ростовщичеством, и Византия вплоть до своей гибели оставалась богатейшей Империей, которая вела успешную торговлю с Европой и Востоком (благо положение у нее в этом смысле было очень выгодным), где действовали свои банки (итальянские ломбарды многое позаимствовали из византийской практики), и где всю торговлю и денежные дела держали в руках сами византийцы, а евреям там ловить было просто нечего. 

И вопрос богатства там мог стать только узким вопросом православной аскетики и монашеской жизни — примерно как такой же вопрос возник на Руси в 15 веке в споре между т.н. «нестяжателями» и «иосифлянами» уже после гибели Византии. Но еще раз подчеркну: в этом споре вовсе не стоял вопрос о пагубности и греховности богатства и денег, это был лишь узкий вопрос о целях монашеского общежития, и о том, как правильнее достичь этих целей. И если он и имел какие-то последствия для других сфер в жизни Руси, то только политическое измерение — в вопросе о том, как Церкви правильнее распорядиться своей собственностью: естественно, «нестяжаталей» поддерживало государство и его чиновники, которые были совсем не против прибрать в своим рукам собственность Церкви, но иосифлянам в итоге удалось заручиться поддержкой Царя и влиятельных кругов русской аристократии и отстоять церковную собственность.

Рынок в Константинополе был крупнейшим в Средневековье, куда стекались товары как из Индии, Китая и мусульманского Востока, так и из католической Европы и православной Руси. Именно "на пути из варяг в греки" - то есть на торговом пути из Балтики в Византию - и возникли русские города-государства Новгород и Киев.
Рынок в Константинополе был крупнейшим в Средневековье, куда стекались товары как из Индии, Китая и мусульманского Востока, так и из католической Европы и православной Руси. Именно "на пути из варяг в греки" - то есть на торговом пути из Балтики в Византию - и возникли русские города-государства Новгород и Киев.

Что же касается России, то, к сожалению, этот манихейский дух католической Европы стал проникать и в православную Русь — особенно после реформ Петра. В Российской Империи главным источником богатства (личного и государственного) стало помещичье землевладение с крепостным крестьянством, а русское купечество при Петре было сильно разгромлено. Поэтому период развития капитализма и промышленности оказался для России особенно сложным, и при этом развитие капитализма сдерживало не только само государство и чиновно-дворянское помещичье сословие, но даже интеллигенция — как западническая, так и «русофильская» — которая также относилась к развитию капитализма в России с большим подозрением. Консерваторы — под разговоры о «русской духовности» — пытались тем самым оправдать сложившуюся систему государственной службы, основанной на крепостном землевладении, а социалисты и коммунисты видели в капитализме едва ли не большее зло, чем средневековые католики.

И это также во многом предопределило катастрофу 1917 года. Промышленная революция в России запоздала, как и необходимые для нее реформы, а с развитием капитализма огромную роль стали играть иностранцы (в промышленности) и евреи (в торговле). Что, конечно, также имело свои отрицательные последствия. При этом массы еврейства из-за черты оседлости одновременно же рванули в революцию — в наиболее радикальные (в том числе марксистские) партии. И связано это было, конечно, не с каким-то вдруг объявившимся «альтруизмом» у этих грязных азиатов, которые возжелали счастья русскому народу и всему человечеству (евреи никогда не делают хорошее никому просто так, из соображений альтруизма или гуманности — на такие поступки они способны только ради самого еврейства и его интересов), а с тем, что евреи с помощью своих революционеров-коммунистов хотели устранить конкурентов из числа русских в торговле и промышленности. Ведь в Европе евреи издавна занимались ростовщичеством и банковским делом, и там их позиции были достаточно прочными. Плюс к этому за всем этим революционным левым еврейством, конечно, стояли иностранные спецслужбы — прежде всего, англичане, которые с помощью революции и марксизма хотели подорвать или хотя бы притормозить развитие капитализма в России и других европейских странах. То есть за всеми этими социалистами и коммунистами стояли интересы британского капитала.

Константинополь был крупнейшим морским портом в мире. И через него проходили не только важнейшие сухопутные торговые пути, но и пути морские и водные.
Константинополь был крупнейшим морским портом в мире. И через него проходили не только важнейшие сухопутные торговые пути, но и пути морские и водные.

И все это еще более осложнило процесс развития капитализма в России, и во многом предопределило катастрофу 1917 года. Хотя вот именно для русских капитализм был необходим не только с точки зрения развития промышленности и экономики, но для развития всей русской цивилизации и культуры. Русские, будучи славянами, гораздо талантливей и одаренней германских и романских народов, но славяне и гораздо пластичней и чувствительней. И именно капитализм — в котором человеческие отношения претерпевают трансформацию в отношения материальные — мог стать той школой дисциплины воли и ума, которой русским всегда так не хватало в силу бедности их культуры. Да, поначалу это был бы довольно болезненный процесс, так как русские привыкли к определенной «искренности» и «душевности» в отношениях, но этой «искренности и душевности» в русской культуре было чересчур много, и из этой «искренности и душевности» нередко вытекала дурь и одни проблемы. 

Поэтому для православной цивилизации — особенно русской — капитализм был просто необходим. И я уверен, что если бы не большевизм, Россия сегодня была бы крупнейшей в мире экономикой и экономикой одной из самых развитых. Но усилия врагов России — в лице англичан, других европейчегов, а также евреев, вкупе с русской глупостью и неопытностью, — в итоге увенчались успехом, и им удалось столкнуть Россию в ад большевизма и советчины. И «душевности» в советчине стало хоть отбавляй  — даже чекисты убивали русских в своих подвалах очень «душевно». С особенной такой советской «душевностью» и «гуманизмом». Большевики и чекисты лишали русских не только собственности и свободы предпринимательства — они лишили их всякой свободы и самой России, а многих они лишили и жизней.        

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic