kirill_nav_1

Categories:

Civilization. Как это делается? - 5

Возьмем, например, вопрос о богатстве. Важнейший социальный вопрос, который во все времена занимал философов, мыслителей, и который, конечно, является важным и для религий — включая христианство. Как относиться к богатству и богачам? Или как разбогатеть? Эти вопросы и сегодня составляют важный предмет мысли, и не только экономической, но и социально-политической.

В христианстве в ответ на все эти вопросы чаще всего ссылаются на слова Спасителя, на его притчу о верблюде и игольном ушке. «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие». И эти слова всегда вызывали некоторое недоумение. В самом деле, при чем здесь верблюд? И почему он должен пройти через игольное ушко? Все притчи Христа очень точные, и, несмотря на свою простоту, дают очень яркие и точные образы. А здесь — что-то непонятное. Смысл этой притчи, конечно, в целом вполне ясен: богатство является неким дополнительным препятствием для спасения, но этот образ верблюда, проходящего (или, наоборот, совсем не проходящего) сквозь игольное ушко, не только выглядит несколько нелепо, но и создает впечатление, что богатство является практически непреодолимым препятствием для спасения, то есть что Христос осудил всякое богатство и богачей.

Верблюд в игольном ушке выглядит как-то нелепо.
Верблюд в игольном ушке выглядит как-то нелепо.

Однако мы знаем, что нигде больше ни Христос, ни Апостолы не утверждали, что богатство есть безусловное зло, которое делает спасение абсолютно невозможным. Христос останавливался в домах богатых людей (в том числе фарисеев), принимал их кров и угощения, и если бы богатство и в самом деле было чем-то безусловно несовместимым с христианством — Христос об этом дал бы ясно понять. 

И по поводу этой притчи есть серьезные подозрения, что она просто была неправильно записана или понята. По одной из версий, Христос говорил не о верблюде, а о толстой нитке или канате, которые тогда делали из верблюжьей шерсти и которые по звучанию слышались как «верблюд» (греч. κάμηλος — верблюд звучит как греч κάμιλος — канат). По другой же версии, — и эта версия мне представляется гораздо более правильной и убедительной, — под «игольным ушком» Христос понимал небольшие ворота, которые были в крепости Иерусалима и других городах: основные ворота в городе закрывались, но для запоздавших путников — включая пастухов — оставляли открытым небольшой лаз, через который они могли войти в город. И тогда все становится на свои места: образ Царствия Небесного как города Иерусалима, который закрывается на ночь — вполне в духе других подобных евангельских образов. А верблюд, на которых обычно возили грузы и богатства и использовали в караванах, дает довольно остроумный образ богача, который хочет попасть в Царствие Небесное через небольшой лаз, но которому мешает его богатство. Богатство придется оставить за пределами Царства Небесного — никакой ценности в Царствии Небесном оно не имеет, и является скорее только дополнительным препятствием.

Небольшой лаз - "игольное ушко" - в крепостной стене города.
Небольшой лаз - "игольное ушко" - в крепостной стене города.

То есть никакого отрицания богатства и богачей — в духе коммунизма — в христианстве нет. Препятствие — да. Как и любая чрезмерная привязанность человека к земным благам и наслаждениям. Особенно если стремление к богатству становится для человека страстью или главной целью в жизни, и тем более — если он на пути к богатству начинает попирать бедных или совершает преступления. Но здесь, как и во многих других вещах, нет отрицания богатства самого по себе. 

И поэтому в христианстве проблема богатства никогда не была большой проблемой. Среди христианских святых, отцов Церкви и епископов было множество знатных и богатых людей, и их богатство никак не помешало их святости или служению Церкви. Поэтому ни в Византии, ни в католической Европе, ни в России такой проблемы никогда не было — и эту проблему принесли социалисты и коммунисты, которые стали свое массовое ограбление русских и политику поддержания искусственной бедности в России преподносить как некую «традиционную русскую духовность», которая в новом обличье советчины и советской дикости якобы реализовала вековую мечту русских о том, чтобы жить в говне и нищете.  

Была проблема ростовщичества. Но о ней я уже писал, и показывал, что в православии отношение к ростовщичеству было примерно таким же, как и к богатству — осуждалось не само ростовщичество, а злоупотребление им, когда обогащение происходило за счет разорения бедных или нужды людей. А вот в католицизме это стало проблемой — так что Святой Престол долгое время прямо запрещал заниматься ростовщичеством христианам, и им занимались в Европе евреи. И именно эта манихейская выдумка католиков — которую они ввели, видимо, из опасения, что не смогут контролировать экономические процессы в Европе — в итоге, как я показывал ранее, стала одним из фактором, серьезно пошатнувшим позиции католицизма в Европе (вся эта история с тамплиерами и последующим их разгромом).

Так что никакого осуждения богатства в христианстве нет. И я еще раз призываю русских людей — обогащайтесь! И не слушайте никакие проповеди правящей советской сволочи и ее обслуги, которая проповедует русским нищету и бесправие — никакого отношения к христианству эти проповеди не имеют, и за ними скрывается обычная советская русофобия и желание советской сволочи и дальше гнобить русских и держать их в нищете. В богатстве самом по себе нет никакого зла. И в бедности в наше время зла и искушений гораздо больше, так как бедные люди становятся злыми и завистливыми, и если ваши дети будут нищими — то они просто будут завидовать детям той сволочи, которая проповедует вам нищету, но которая сама своих детишек оставляет богатыми. А нередко именно бедность и нужда толкают людей на преступления — включая убийства и грабежи.  

И уж тем более сегодня нет никакого смысла в нищенстве. Да, долгое время на Руси и в средневековой Европе было множество нищих — от неурожаев, от войн, от пожаров и эпидемий, но тогда были совсем другие условия! И подаяние милости или кормление нищих Церковью и монастырями были необходимой социальной христианской практикой. А сегодня — даже в бедной России и при той дикой социальной политике, которую проводит правящая советская сволочь — нужно очень постараться, чтобы стать нищим. Заработать на кусок хлеба можно всегда. И я вообще не понимаю, зачем эту практику сегодня сохранять и держать нищих у церквей. Дань традиции? Но эта не та традиция, за которую нужно держаться. Церковный бизнес? Фу. Если нужно оказать милость — то можно оказывать ее целенаправленно (например, для бедных многодетных православных семей), и собирать пожертвования в нормальных условиях, а потом эту помощь распределять. Но держать каких-то нищих у церквей (то ли актеров, то ли бездельников и алкашей) — это бред собачий. Гнать их всех взашей — пусть работать идут!       

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic