kirill_nav_1

Categories:

Зверь Апокалипсиса уже вышел из моря - 13

Из сказанного должно быть ясно, что неудача построения русской цивилизации по «петровскому проекту», закончившаяся катастрофой 1917 года, когда власть в России захватили ее ненавистники и русофобы, большевики и евреи, после чего они вот уже сто лет последовательно уничтожают Россию и русских — то под предлогом строительства какой-то своей дикой и нелепой «советской цивилизации», то под предлогом встраивания России в западную цивилизацию (как в последние 30 лет) — эта неудача в значительной степени была связана с тем, что выстраивание европейских институтов происходило в отрыве и даже в противоречии с собственными основаниями русской цивилизации. И в какой-то момент эта западноевропейская «надстройка» пришла в радикальное противоречие с основаниями русской цивилизации, что в итоге и вылилось в события 1917 года и последующую катастрофу.

"Эх, братишки и сестрички! Как же мы так просрали Россию? И отдали ее в руки какой-то большевицкой и еврейской сволочи?"
"Эх, братишки и сестрички! Как же мы так просрали Россию? И отдали ее в руки какой-то большевицкой и еврейской сволочи?"

Тем не менее, было бы сильным упрощением представлять дореволюционную Россию как полную неудачу. Нет, в целом безумие и радикализм петровских реформ постепенно преодолевался, многие институты, заимствованные в Европе, вполне прижились на русской почве и дали свои плоды — то есть стали частью русской цивилизации. И дореволюционная Россия — как это ни странно — чем дальше от петровских реформ, тем отчетливее принимала национальные черты, черты цивилизации не просто европейской, но цивилизации русской. И именно это больше всего пугало Европу, и именно поэтому Запад на протяжении многих лет пытался погубить Россию — как с помощью войны и дипломатии, так и с помощью революции. 

И я полагаю, что и сегодня задача России вовсе не сводится к тому, чтобы уничтожить западную цивилизацию или непременно находиться с ней в жесткой конфронтации. Конфронтация будет непременно, и она уже началась, так как любое усиление России Запад воспринимает как вызов и угрозу своим гегемонистским устремлениям, и на Западе прекрасно понимают, что Россия такой вызов бросить может, так как она обладает ключом к построению своей цивилизации. Но в основе западноевропейской цивилизации много вещей, которые необходимы для любой цивилизации — тем более русской, основы которой очень близки к основам католико-протестантской цивилизации, и здесь не нужно «изобретать велосипед». Цель России — не в уничтожении западной цивилизации или конфронтации с Западом, а в трансформации этой западной цивилизация — с тем, чтобы Россия стала ключевым игроком человеческой цивилизации и имела право «вето». То есть всех этих западных господ нужно просто немного подвинуть — убивать или свергать их совсем необязательно.

То есть здесь не нужно радикализма (тем более в большевицко-ленинском стиле) — не следует рассматривать Запад и западную цивилизацию как нечто непременно и абсолютно враждебное России и русской цивилизации, или всячески пренебрегать западными достижениями как «чуждыми русскому духу». «Русофильство» подобного дурного тона, к сожалению, проявлялось и в дореволюционной России, но чаще всего за подобными «русофильскими» и консервативными идеями скрывались попытки оправдать отсталость России в каких-то областях и обычное охранительство. Так, например, русские консерваторы и славянофилы пытались найти «особый русский путь» — то есть проявление особенностей «русской цивилизации» — в крепостном праве, видя в нем какие-то особенные формы русского общежития. Хотя ничего особенно русского в крепостном праве не было, и оно было создано искусственно государством — причем именно при Петре и его преемниках крепостное право получило дальнейшее развитие и значительно усилилось.  

"Дебилы, млять! Угробили Россию на пустом месте! Плохой у вас был Царь? Ну, радуйтесь теперь Ульянову, Джугашвили и всем прочим этим коммунистическим упырям".
"Дебилы, млять! Угробили Россию на пустом месте! Плохой у вас был Царь? Ну, радуйтесь теперь Ульянову, Джугашвили и всем прочим этим коммунистическим упырям".

Впрочем, в крестьянской крепостной общине видели позитив не только консерваторы, но и революционеры — социалисты и анархисты, которые полагали, что эти общины являются прообразами социалистического общества или самоуправляемого безгосударственного анархического общества. Дебилизм русской интеллигенции был невероятный, а русская общественно-политическая «мысль» представляла из себя какую-то сплошную дурку или собрание самых диких фантазий и утопий, имевших мало отношения к действительности. Да и сегодня охранители пытаются оправдать дикость правящего режима то отсылками к пережиткам прошлого из 19 века, то дикими советскими практиками (например, сталинистскими) — всячески проклиная демократию в любых ее формах.

Но интересы правящей советской сволочи здесь вполне понятны — во все времена правящие искали какие-то идеологические оправдания для своего положения или своей политики, и нынешняя сволочь затрачивает огромные ресурсы для дезориентации населения и насаждения самых диких идей и представлений. Если же говорить о более серьезных вещах, то очевидно, что для дальнейшего развития России ей, во-первых, нужно обрести собственные цивилизационные основания, а во-вторых, во многих вещах эти основания не могут так уж сильно отличаться от оснований западной цивилизации. Собственность, закон, права граждан, демократия — все это вещи достаточно универсальные, а не какие-то особенные достижения только западной цивилизации. И здесь лишь важно, чтобы все подобные институты работали на развитие России, а не на ее ослабление.

"Пгивет! Теперь я буду вашим вождем! Самым великим и гениальным, самым добрым, человечным и гуманным! И теперь я вас поведу в коммунизм. Гы-гы. А вы меня будете за это славить и восхвалять, с раннего детства и до самой старости, со всех ваших трибун и газет."
"Пгивет! Теперь я буду вашим вождем! Самым великим и гениальным, самым добрым, человечным и гуманным! И теперь я вас поведу в коммунизм. Гы-гы. А вы меня будете за это славить и восхвалять, с раннего детства и до самой старости, со всех ваших трибун и газет."

И именно поэтому так важно осмыслить основания русской цивилизации, и выстраивать подобные институты в согласии с этими основаниями. России нужно обрести устойчивый фундамент для постоянного поступательного развития вперед — и сделать это можно только на своих цивилизационных основаниях. Можно бесконечно заимствовать какие-то отдельные институты или достижения с Запада, а потом их насаждать в России, но опыт дореволюционной России показал, что путь этот весьма скользкий. И не только потому, что этот путь ставит Россию в сильную духовную и культурную зависимость от Запада или в роль постоянно догоняющего, но и потому что чуждые заимствования с Запада далеко не всегда приживаются на русской почве и имеют серьезные негативные последствия.

Еще раз повторю: у России есть ключ к построению своей цивилизации. Такой же ключ, который был у католической Европы, и даже лучше. И задача состоит в том, чтобы научиться пользоваться этим ключом.               

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic