kirill_nav_1

Category:

Зверь Апокалипсиса уже вышел из моря - 11

Это был очень сложный и неоднозначный период в русской истории. С одной стороны, ученичество у Европы оказалось для России и русской цивилизации, несомненно, намного более плодотворным, чем почти 4 столетия ученичества у Византии. По нескольким причинам.

Во-первых, европейчеги делились своими секретами и достижениями гораздо охотнее, чем хитрожопые греки. Эти чертовы греки так и не удосужились передать русским даже свои секреты серьезного каменного зодчества, и даже своих мастеров отказывались присылать. И многие церкви уже с 13 века на Руси стали строить европейские мастера — преимущественно, итальянцы. Причем сами итальянцы, конечно, многому научились именно у византийцев — у Византии и Италии всегда были тесные отношения.

Во-вторых, европейчеги ведь тоже были вовсе не римлянами и не ромеями, а были такими же вчерашними варварами, как и русские. А основы европейской культуры — греко-римской и христианской — и в Византии, и в католической Европе были общими. Даже многие святые до 4 века (включая Августина Блаженного) у православных и католиков общие, и католики (в отличие от протестантов) признавали общий фундамент западной и восточной Церкви. Поэтому, как ни странно, с европейчегами русские часто находили общий язык гораздо лучше, чем с хитрожопыми греками.

Ну, и в-третьих, задачи русской цивилизации в целом были гораздо ближе к тем задачам, которые ставила перед собой католико-протестантская Европа — создать новую цивилизацию на основе христианских ценностей. У ромеев, повторюсь, задачи были совсем другие — у них уже была мощнейшая греко-римская цивилизация, и ромеям нужно было лишь трансформировать эту цивилизацию под христианские ценности. У русских по сути никакой цивилизации не было — они сидели с голым фуем в руках и с иконами в углах, и трансформировать им было особенно нечего — им нужно было создавать практически все на пустом месте (от университетов и науки до зодчества и литературы). Еще более пустом, чем то, что уже было у европейчегов к тому времени.   

Петропавловская крепость в Петербурге. Окно в Европу или окно в русскую цивилизацию?
Петропавловская крепость в Петербурге. Окно в Европу или окно в русскую цивилизацию?

А с другой стороны, этот период ученичества у Европы, безусловно, имел и множество негативных последствий. Ведь католико-протестантская Европа, хотя и имела общие цивилизационные основания с Византией и Россией, но все же для русских это была цивилизация чужая. Имевшая иную духовную традицию. И традицию не очень здоровую. И поэтому для того, чтобы научиться чему-то у Европы, Петру и возникшему из петровских реформ правящему классу приходилось значительно ломать и насиловать собственную, русскую православную традицию.

И это имело колоссальные негативные последствия для всей России — как в области культуры, так и во всем социальном и политическом строе. Петр начал громить все русское, чтобы насадить здесь европейское, и с тех пор в России понятие «русское» и «цивилизация» как бы стали чем-то несовместимым. Сторонники «цивилизации и прогресса» у нас стали обязательно русофобами, а защитники всего русского превратились в ретроградов, которых государство и прогрессивное общество подвергали постоянной дискриминации и шельмованию. 

То есть в России возникла жуткая русофобская традиция, которую поддерживало само государство и значительная часть общества. Самоубийственная вещь для любой нации и страны! Кто, например, у нас считается основателем русской общественно-политической и философской мысли? Чаадаев! Прохвост с довольно плоским умом и короткими мыслишками, весь пафос которого — в русофобии. В любой нормальной (то есть цивилизованной) стране такого мыслителя задвинули бы подальше и даже не вспоминали бы. А у нас его всего лишь объявили сумасшедшим, а затем превратили его в какого-то «великого мыслителя». 

Но «сумасшествие» Чаадаева было лишь проявлением сумасшествия всей России — то есть проявлением той совершенно ненормальной ситуации, когда прогресс и цивилизация в России стали подразумевать русофобию, ненависть к России и оплевывание своего прошлого и своей национальной задачи. Сумасшедшими в России стали все — и в первую очередь, конечно, русская интеллигенция. Которая вскоре начала тут — в целях опять-таки «прогресса и цивилизации» — готовить революцию. При этом вся эта русская интеллигенция была не только сумасшедшей, она была еще и абсолютной безмозглой. То есть вот именно важнейшие вещи о том, что и откуда берется и на чем строится цивилизация (в том числе западная), она не понимала совсем. Ебаньки-идеалисты, которые ничего не понимали ни в России, ни в Европе.

Ну, и естественно, европейчеги — в первую очередь сраные бриташки — этим воспользовались. Получив определенную духовную власть над всем русским образованным обществом, сраные бриташки стали толкать это общество и всю Россию к катастрофе. И в итоге им это удалось в 1917 году, когда многие проблемы — тяжелая война, дебилизм русской интеллигенции, рабочий вопрос, крестьянский вопрос — сошлись в одном узле. И европейчегам во главе со сраными бриташками удалось столкнуть Россию в бездну катастрофы — катастрофы большевизма и дикого советского ада. И власть в России захватила дикая поганая большевицкая сволочь во главе с местечковыми фанатиками-азиатами. Которые русских и Россию, конечно, ненавидели люто, и, захватив власть в 1917 году, они тут же принялись их уничтожать, и они вот уже сто лет последовательно уничтожают русских и Россию.        

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic