kirill_nav_1

Categories:

Зверь Апокалипсиса уже вышел из моря - 6

В сущности, понятно, что примерно таковы же цели любой человеческой культуры, так как эта проблема человеческой природы и человеческого бытия является общей для всего человечества. И даже какой-нибудь самый примитивный дикарь в своей самой примитивной культуре неосознанно ищет ответы на те же вопросы — то есть пытается утвердить себя как человека, отличного от животных, найти свое место в этом мире. 

Конечно, все это принимает у дикарей совсем примитивные формы, где человеческое еще не отделено от животного, и человеческое постоянно переходит в животное, а животное — в человеческое, и что здесь божественное, а что «не очень» — дикарю сказать довольно сложно. Даже представления о «божественном» у дикаря довольно смутные и путанные. Он может, например, воткнуть себе палочку в нос или страусиное перо себе в задницу, и считать, что это «очень класиво». А потом так и бегать с голой задницей, но со страусиным пером в этой заднице и с палочкой в носу, и при этом во время ритуальных плясок, поджаривая врага на огне перед тем, как его скушать, изображать самый зверский и воинственный вид. Ну, «класиво» — и «класиво»: главное, чтобы самому дикарю нравилось, и желательно, чтобы он все-таки при этом не кушал людишек.  

Папуас из Новой Гвинеи. Красавчег! Похож на сурового советского начальника или большевицкого комиссара, который "видит впереди коммунизм". И ради построения коммунизма готов кушать людей. Ничем не хуже товарища Ульянова или Джугашвили.
Папуас из Новой Гвинеи. Красавчег! Похож на сурового советского начальника или большевицкого комиссара, который "видит впереди коммунизм". И ради построения коммунизма готов кушать людей. Ничем не хуже товарища Ульянова или Джугашвили.

Но звероподобные культы были распространены у многих первобытных народов, особенно у народов воинственных, которые в этом зверином облике и находили нечто «божественное» в человеческой природе, а за божество принимали каких-нибудь тотемных животных. Египтяне, конечно, ушли дальше, бесконечно дальше других — и не только дальше варварских народов с подобными примитивными языческими культами, но и дальше греков и всех остальных.

И отчасти они попытались передать это чувство человеческого достоинства и евреям, когда разрабатывали для них систему иудаизма. Сделать это было очень сложно, почти невозможно, так как этот семитский сброд отличался невероятной грубостью и материалистичностью, и был практически полностью лишен не только какого-либо духовного дара, но и обычных душевных движений. Это было какое-то особенное говнище, для которого, казалось бы, само представление о чем-то «достойном» или тем более представление о «священном» было непостижимым, и могло вызывать у этого народа только насмешки и желание покощунствовать над любыми подобными вещами. 

Тем не менее, египтянам это удалось. Как — я об этом довольно подробно писал, рассказывая о всей этой спецоперации, предпринятой египтянами для выдворения евреев из Египта с помощью своих агентов Моисея и Аарона. И «ключик» к евреям оказалось подобрать довольно просто — именно на эти материальные устремления евреев, их эгоизм, жадность и прочие приземленные инстинкты египтяне и сделали ставку. То есть они внушили евреям, что они особенный «богоизбранный» народ, ради которого Бог творит великие чудеса (и даже якобы кормил этих бездельников 40 лет манной небесной), и что этот народ достоин того, чтобы господствовать над всеми другими народами и всем человечеством. О, как сладко и приятно было слушать (а затем читать в Библии) все это евреям! Это вызывало у них невероятное самомнение, и евреи и в самом деле до сих пор убеждены, что они «выше» и «лучше» всех окружающих народов. 

И все это, конечно, выглядело довольно странно, нелепо и дико. Маленький семитский народец, который жил в самой жопе мира, среди пустынь и камней Палестины, который не отличался ни воинской доблестью, ни государственной мудростью, ни какой-то высокой культурой, и который завоевывали и порабощали все подряд, но который зато отличался невероятной нечистоплотностью, низостью, подлостью и жестокостью и вызывал у окружающих народов только ужас, отвращение и презрение — и вот этот народец веками верил, что он достоин повелевать всеми другими народами и наделен какими-то особыми «божественными» качествами! И ради достижения этой мечты евреи сделали написанный для них египтянами «закон Моисея» центром всей своей жизни, и даже старались выполнять все многочисленные (и порой довольно нелепые) предписания этого закона. Таким образом, египтяне превратили низость евреев, их земные устремления к власти и обогащению, в инструмент для побуждения евреев следовать человеческим и божеским законам, и таким образом даже смогли привить евреям какую-никакую, но все же культурку и духовность.

И с достоинством у евреев были проблемы. Серьезные проблемы. И все свое достоинство они искали именно в законе Моисея и в этой вере в свою «богоизбранность». И чем большее презрение они вызывали у других народов (да и у самих себя) — тем более фанатичной становилась их вера в свое особое предназначение. Хотя даже знатные и богатые евреи, их аристократия, напоминала скорее разбогатевших цыганских баронов или главарей преступного мира. В евреях трудно было отыскать малейшие признаки благородства и внутреннего достоинства, которые мы находим в аристократии других народов.

Шура, вы еще не знаете Паниковского! Паниковский вас всех еще купит и продаст! Вы все по сравнению с Паниковским - жалкие и ничтожные личности!
Шура, вы еще не знаете Паниковского! Паниковский вас всех еще купит и продаст! Вы все по сравнению с Паниковским - жалкие и ничтожные личности!

Но я уже ранее объяснял, что, парадоксальным образом, именно эта низменность и материалистичность всех устремлений евреев в итоге и в самом деле сделала этот народ «богоизбранным» — то есть придала этому народу особую роль в формировании христианства и человеческой цивилизации. Грубость, низость и порочность евреев — есть проявление человеческой природы как таковой, а не проявление природы исключительно евреев. А значит, подлинная религия должна обожить и еврея — вместе со всей его животной низменной природой, а сильная человеческая цивилизация должна найти пути приобщения к этой цивилизации и евреев и переработки всех этих черт низменной человеческой природы во что-то приемлемое. Христос пришел, чтобы спасти ВСЮ природу человека, включая его животную природу. И поэтому он пришел к евреям. Ибо если Бог смог воспринять природу даже еврея — то значит, Он поднял из ада всю человеческую природу.

Поэтому насмешки и издевательства над евреями или тем более насилие над ними в попытках решить «проблему мирового зла» или «зла человеческой природы» — не только глупы, но и оскорбительны для Бога. Это примерно то же, что насмехаться над особенностями и недостатками женской или мужской природы, или смеяться над калеками и больными. Человек несовершенен, увы! — но это вовсе не повод насмехаться над этим его несовершенством. Конечно, это вовсе не значит, что евреев нужно поощрять в их порочной или преступной деятельности или как-то пытаться оправдать человеческие пороки, но нужно всегда иметь в виду, что еврейские пороки и весь этот «еврейский вопрос» — это пороки и вопрос общечеловеческий. И евреи, несмотря ни на что, имеют право на свое достоинство и мы не в праве им в этом отказать. 

Католическая культура эту проблему решить не смогла. Евреев католики обозначили «мировым злом», и именно такую роль евреи и играли долгое время в католико-протестантской Европе. Англосаксонские сатанисты (которые вышли из католической культуры и просто перевернули все эти представления на 360 градусов) евреев превратили в главное орудие зла в своих руках. Но это не решение проблемы. Правильное решение проблемы мирового зла может дать только православие и православная цивилизация, так как в православии понимание природы зла гораздо глубже и правильней, чем в католицизме. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic