kirill_nav_1

Category:

"Тайна беззакония" - 14

То есть, несомненно, в этом отрицании католицизмом денег, богатства и ростовщичества было что-то неправильное и нездоровое — что-то манихейское. Августин Блаженный, как известно, когда-то, до принятия христианства, был манихеем, и этот душок манихейства был весьма свойственен всему католицизму. Но манихеи, которые считали всю материальную природу злом (включая плотскую природу человека), были еретиками, и это учение неоднократно (в различных формах) осуждалось Церковью. 

Христианство вовсе не отрицает материальный мир или плотскую природу человека и не считает их злом самими по себе — зло состоит в искажении этой природы, в злоупотреблении ею или в полном подчинении духа плоти. Но всякое пренебрежение этой материальной природой или признание ее злом самой по себе в христианстве считается страшной ересью. Человек имеет плотскую природу, он живет в материальном мире, и всякие попытки «оторвать» дух от материи или пренебрежение своей плотской природой ведут к серьезным искажениям духовной жизни и духовной природы человека. Христос имел плотскую человеческую природу (кроме первородного греха), и Он принял ее всю,  — и вся природа человека подлежит спасению. 

"Банкир и его жена", картина 1540 года. Добрые католики размышляют о том, являются ли деньги злом или все-таки добром. Жена явно склоняется ко второму мнению, а муж в сомнении.
"Банкир и его жена", картина 1540 года. Добрые католики размышляют о том, являются ли деньги злом или все-таки добром. Жена явно склоняется ко второму мнению, а муж в сомнении.

Поэтому и деньги, и денежные операции — включая кредитные операции с процентами — конечно, не являются злом самим по себе. Зло, как и во всем остальном, может возникнуть лишь при злоупотреблении этим проявлением материальной жизни человека. Например, если он ставит богатство своей главной целью в жизни и начинает ему служить как богу, или если ростовщик начинает разорять бедных, пользуясь их стесненным положением, или если с помощью ростовщичества людей пытаются обратить в рабство. Да, Отцы Церкви (например, Иоанн Златоуст) иногда писали с осуждением о ростовщичестве, но все эти высказывания нужно брать в контексте, и тогда станет ясно, что Отцы Церкви осуждали не ростовщичество само по себе и не торговлю или деньги и богатство —  а злоупотребления всем этим. Точно так же, как Отцы Церкви осуждали не еду и не половые отношения, а обжорство или блуд — то есть злоупотребления естественными потребностями человека. 

И православной Византии этот манихейский душок, свойственный средневековой католической Европе, был абсолютно чужд. И банковские операции там проводились постоянно и повсеместно, а занимались ими православные греки или армяне. А евреи в Византии сосали (а они были и в Византии, конечно). Сосали и причмокивали губами. И на Руси, как я уже отмечал, тоже такой проблемы не было, и подобными операциями на Руси занимались монастыри. Да, в 15 веке возник богословский спор между т.н. «нестяжателями» и «иосифлянами» — о том, насколько богатство монастырей соответствует целям монастырской жизни, но сам этот спор говорит о том, что вопрос этот был дискуссионный, к тому же связан он был именно с целями и формами монастырской жизни. 

И весь этот миф о каких-то особенных «талантах» евреев в денежных операциях возник именно в католической Европе, где евреи — благодаря глупым католикам — получили неограниченную монополию на проведение подобных операций. И если у евреев здесь и были какие-то особенные «таланты» — то только невероятная алчность, желание разбогатеть любым путем и абсолютная жестокость и бесчеловечность к тем христианам, которые попадали в их ростовщическую кабалу. Но все это идет из иудаизма, ведь для иудея любой нееврей — это гой, то есть не совсем человек, гои — это «люди второго сорта», и разорить гоя или ввергнуть его в кабалу для еврея было само собой разумеющимся делом, на которое евреев якобы благословил сам Бог и Моисей (талмудический иудаизм — доктрина жутко расистская).

Тем не менее, даже в средневековой католической Европе были свои банки — в итальянских городах: в Венеции, Флоренции, Генуе, Милане. Отчасти они сохранились еще с Римской Империи, а отчасти  — возникли под влиянием Византии, с которой эти итальянские города-государства поддерживали торговлю и тесные культурные связи.

Но этого было мало. С развитием городов и торговли в Европе стало понятно, что католический запрет на ростовщичество и банковские операции не только играет в пользу обогащения евреев, но и тормозит хозяйственное развитие самой Европы. «Град Божий» так построить было невозможно. И католическая Церковь начала искать выход из этого положения — то есть думать о том, как бы все-таки разрешить подобные операции в Европе, но при этом, естественно, постараться сохранить над ними свой полный контроль. И вот тут-то и появился этот пресловутый орден тамплиеров и вся эта история с его возвышением и последующим разгромом. История очень важная для всего католицизма и всей католической Европы, так как она во многом предопределила всю дальнейшую историю западной Европы.        


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic