kirill_nav_1

Categories:

"Тайна беззакония" - 13

То есть с наукой католики здесь чего-то не то намутили. Вряд ли «Град Божий» можно было построить на одной схоластике — и эта католическая схоластика уже к 14-15 веку достала всю католическую Европу дальше некуда. И все эти «мудрецы»-схоласты уже не выглядели такими уж большими мудрецами — так как ничего толком в окружающем мире они объяснить европейчегам не могли. А европейчеги хотели власти. Хотели богатства. Хотели хорошей жизни в обещанном «Граде Божьем», а не бедности, тягот и эпидемий чумы. Тут у европейчегов случился серьезный диссонанс. Конечно, средневековая Европа не была такой уж мрачной и темной, как ее сегодня представляют масоны и сатанисты, и вряд ли в Риме или Древней Греции люди жили лучше. Но аппетиты! Аппетиты и ожидания у европейчегов были уже совсем другие!

Или возьмем другую важную сторону общественной жизни — экономику. Конечно, католическая Церковь и здесь пыталась оказать свое влияние на процессы в Европе, и прежде всего — через свое учение. В частности, запретив (или сильно не одобряя) процентное кредитование, то есть ростовщичество. А почему? Ну, видимо, у католической Церкви были опасения, что широкое распространение ростовщичества в Европе приведет к закабалению европейского крестьянства и к возрождению в Европе рабства. И основания для таких опасений были — тем более, что экономическая природа процентного кредитования была очень неясной. Ведь это как-то нехорошо, когда человек берет в долг одну сумму (или набор зерна или скота), а возвращать ему нужно большую сумму (или больше зерна или скота). «Несправедливо это как-то». Есть во всем этом деле что-то темное и непонятное, магия какая-то нехорошая.   

"Ростовщик и плачущая женщина". В католической Европе ростовщик почти всегда изображался как алчный кровопийца, грабящий бедных людей. У коммунистов были свои предшественники.
"Ростовщик и плачущая женщина". В католической Европе ростовщик почти всегда изображался как алчный кровопийца, грабящий бедных людей. У коммунистов были свои предшественники.

Хотя, строго говоря, в христианстве никаких прямых запретов на ростовщичество нет. Египтяне и Моисей, когда разрабатывали иудаизм для евреев, ввели некоторые ограничения — видимо, из тех же соображений, то есть из опасения, что эти жадные и жестокие дикари-семиты просто очень быстро обратят с помощью ростовщичества большинство своих единоплеменников в кабальное рабство. А это в планы египтян никак не входило — евреи им нужны были в Палестине в качестве свободного народа, способного воевать против врагов Египта. Но, во-первых, эти ограничения в законе Моисея евреи все равно постоянно нарушали, и с большим удовольствием наживались даже на своих же евреях (в чем их постоянно упрекали пророки), а во-вторых, грабить другие народы Моисей евреям разрешил, и евреи охотно обращали в ростовщическую кабалу всех, кто попадал в их цепкие и жадные лапки. 

В то же время в Евангелии Христос приводит притчу о таланте. Талант — это в Древнем мире была такая единица веса, в том числе веса серебра или золота, то есть денежная единица. И в этой притче рассказывается об одном человеке, который свой талант (то есть деньги) закопал в землю, и о втором человеке, который пустил эти деньги в оборот и получил прибыль. Первого чувака Христос осудил, а второго — поставил в пример. Понятно, что под «талантом» в этой притче имеется в виду вера и добрые дела, которые нужно постоянно приумножать, но здесь важно, что Христос оборот капитала (в том числе в форме процентного кредитования) в целом одобрил. По крайней мере, ничего предосудительного в этом не усмотрел.

Откуда же у католиков взялось это учение о недопустимости ростовщичества? А взялось оно оттуда же, откуда и вся их схоластика — от Аристотеля. А Аристотель это дело осуждал. Безосновательно, надо признать. Аристотель был первым мыслителем, который ввел само понятие «экономика» и «стоимость», и он первым стал размышлять о природе стоимости (стоимости товаров или денег), и очень многое сказал правильно, но вот что касается природы обмена — здесь он ошибся, так как он считал, что при обмене происходит обмен вещей равных или эквивалентных стоимостей. Впрочем, надо заметить, что проблема стоимости — и вообще одна из сложнейших и самых запутанных во всей экономической теории, и потом над ней долго бились европейские экономисты, и именно на ошибочной теории стоимости, в частности, построил всю свою экономическую теорию жулик и шарлатан и британский агент Карл Маркс (эта теория стоимости изложена в первых главах «Капитала» — «библии» всех коммунистов и марксистов, и на этой теории стоимости этот шарлатан и строит все свои дальнейшие рассуждения, в том числе о том, как капиталист грабит рабочего, якобы присваивая прибавочную стоимость). Разгадать эту загадку стоимости пока удалось только мне.

В какой-то момент образ алчного, жестокого и абсолютно бесчеловечного ростовщика-кровопийцы в Европе стал поразительно напоминать еврея. И это тоже неспроста.
В какой-то момент образ алчного, жестокого и абсолютно бесчеловечного ростовщика-кровопийцы в Европе стал поразительно напоминать еврея. И это тоже неспроста.

Вот отсюда — от Аристотеля — это и вошло в католическую традицию. Авторитет Аристотеля был огромный, и вполне заслуженно, но Аристотель тоже иногда ошибался. В том числе — в вопросе о природе стоимости и ростовщического капитала. Ну, а вслед за Аристотелем точно так же ошиблись и схоласты, которые что-то там говорили о «справедливой цене» и осуждали ростовщичество — включая Фому Аквината, который, очевидно, все свои взгляды и рассуждения по этому вопросу почерпнул у Аристотеля (а больше было неоткуда — проблему стоимости пытался осмыслить только Аристотель и только он кое-что по этому вопросу написал).

Ну, а что в итоге? В итоге, раз святая родная католическая Церковь запретила добрым католикам заниматься ростовщичеством — им занялись злые еретики, враги Церкви и евреи. И довольно скоро евреи, эти злейшие враги Христа, начали в Европе богатеть — к ужасу и негодованию добрых католиков. А экономическую жизнь ведь не запретишь. И в какой-то момент у евреев деньги в долг под проценты стали брать уже не только простые добрые католики, но и люди знатные, и феодалы и даже короли. После чего богатенькие евреи стали уже почти обязательной и незаменимой фигурой при любом вельможе или при любом феодале. И первые крупные банковские дома в Европе, со своей сетью, создали евреи.

То есть католики сами же отдали важнейшую часть экономической жизни в руки евреев. Которые христианство и католическую Европу, конечно, дико ненавидели. Правда, отдали евреям не всю Европу. В Италии были свои банковские дома — и этих банковских навыков итальянцы, как и многого другого, набрались у византийцев. Потом протестанты «сели на экономию» и «стали копить» — чтобы свои банки открыть. Ну, а затем уже и сраные бриташки к этому делу подключились, и подключились всерьез, нещадно грабя свои колонии и попытавшись что-то понять и разобраться во всей этой экономике (и продвинулись здесь дальше всех).

В общем, католики и здесь — «из самых лучших побуждений» — создали себе огромную проблему, отдав ростовщичество в руки еретиков, сатанистов и евреев. Хотя в православной Византии такой проблемы не было. Как не было ее в православной Руси — роль банков на Руси выполняли монастыри. Гениальное решение, я считаю: в самом деле, ведь монахи дают обет нестяжания, и поэтому личного интереса в обогащении монастырей путем ростовщичества у них не было, а богатство монастырей было целью «в рамках приличий». И поэтому на Руси монастыри превратились в крупнейшие и очень эффективные центры хозяйственной и торговой жизни, и при этом и проценты они всегда назначали умеренные и здравые, не пытаясь кого-то разорить или обратить в рабство.

Поэтому я и сегодня русским православным говорю: не бойтесь денег! Обогащайтесь! Стремитесь к достатку! В деньгах и богатстве самих по себе нет никакого зла или греха, как нет никакой добродетели в бедности! И не слушайте всю эту советскую сволочь, которая проповедует вам бедность и что «деньги зло», что «деньги портят» и что «русским денег не надо». Эта сволочь сама жрет в три горла и грабит страну в свой карман, а русских они уже сто лет держат в искусственной бедности. Достаток — вещь необходимая, особенно в наше время, так как нищих и бедных православных эта сволочь сожрет и не подавится, а состоятельных людей — побоится. Они — вместе с московской синагогой — все вопят о каких-то «православных олигархах», хотя две трети олигархов в России — евреи, которые и на синагоги жертвуют, и в родном Сраиле собственность скупают. Но либеральная синагога их не замечает! Ее «православные олигархи» беспокоят! И понятно, почему беспокоят — эта гебешно-еврейская сволота и дальше хочет грабить русских и хочет, чтобы русские жили в бедности и нищете. Хотя русские уже давно заслужили, чтобы жить в России в достатке и счастье, и давно бы уже так жили, если бы не эта поганая советская сволочь.    

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic