Диалектика московской бороды — 6

Диалектика московской бороды — 1

Диалектика московской бороды — 2

Диалектика московской бороды — 3

Диалектика московской бороды — 4

Диалектика московской бороды — 5

Да, так вот! Таким образом, московское государство является уникальным образованием в том смысле, что оно никогда не было (и не могло быть) никаким «центром цивилизации» (скорее наоборот — вся его природа была противна какой-либо цивилизации и всяким приметам «цивилизованности») — так как московское самодержавие в силу своей природы отрицало даже сами основы всякой цивилизации, то, с чего начинается всякая цивилизация и всякое цивилизованное общежитие — представления о чести и достоинстве человека. Московское государство в этом смысле было бы правильней сравнить с большой выгребной ямой, утягивающей на свое дно все, что попадает на его стенки.  Или с адским зловонным болотом, затягивающим на свое дно всякого, кто попадает на его территорию. «Проклятое место».

И поэтому поганые московиты — то есть люди, русские и нерусские, которые жили под властью этого государства или ему служили, и которые при этом проникались этой адской хтонической вонью московской азиатчины — это, конечно, были люди подлые. То есть люди низкие, лишенные каких-либо настоящих человеческих добродетелей, и каких-либо представлений о человеческом достоинстве. В сущности, по своей социальной психологии это были рабы — все, сверху донизу, от московских бояр до последнего крестьянина.

Ну, а что же дальше? Быть может, реформы Петра по «европеизации России» в этом смысле что-то изменили? Ну, что касается самого Петра — то о нем я ниже сказал уже достаточно: природа московского самодержавия при нем нисколько не изменилась, а само самодержавие скорее еще только более укрепилось, а вместе с тем  — и обесчещивание России приняло еще более размашистые и изощренные формы. В этом особенность петровских реформ: воспринимая только внешние европейские формы и перенимая готовые плоды европейской цивилизации, московское государство по своей сути нисколько не изменилось, и эпическая битва Петра с бородами служит в этом смысле прекрасным примером того, как под видом «европеизации» происходило дальнейшее уничтожение московским государством всяких представлений о человеческом достоинстве у русских подданных этого государства. И национальное унижение и бесчестие, которому подверг Петр всю Россию, пожалуй, можно сравнить лишь с тем унижением и бесчестием, которому подверглась Русь при нашествии Батыя до Петра и которому она подверглась после захвата власти в России жидами и большевиками в 1917 году.

Так, я ранее уже упоминал о том, как Анна Иоанновна приказала колесовать князя Ивана Долгорукова, а князя Волынского за дурные отзывы об императрице приговорили летом 1740 года к посажению на кол, но потом вырезали язык и просто отрубили голову. А еще одного князя — М.А. Голицына — она превратила в шута, над ним ежедневно издевались придворные, и устроила ему шутовскую свадьбу в ледяном доме, под фейерверки и веселье, во время которой князь чуть не замерз до смерти со своей невестой. В шуты она превратила и еще двух московских аристократов — князя Никиту Федоровича Волконского, по давнишней злобе к жене его, и Алексея Петровича Апраксина, зятя князя Голицына. 

Возможно, на фоне того кровавого террора, который устроил на Москве в 16 веке тиран Иван Четвертый, все это покажется ерундой, но здесь важно отметить, что и в середине 18 века самодержавие могло лишить и жизни, и всякой чести даже самых высокопоставленных и родовитых аристократов. То есть природа его, как и положение его подданных, по существу нисколько не изменились, и обесчещивание подданных оставалось важным инструментом в утверждении московским самодержавием своей власти над ними даже после того, как оно перебралось в Санкт-Петербург.   

А народ?

Collapse )

Диалектика московской бороды — 5

Диалектика московской бороды — 1

Диалектика московской бороды — 2

Диалектика московской бороды — 3

Диалектика московской бороды — 4

Да, так вот! Таким образом, в поганом московском государстве к началу правления Петра Первого всякие представления о чести и достоинстве уже были низведены московским самодержавием в полную грязь и ничтожество, и от них оставались только жалкие ошметки.

О какой «сословной чести» можно говорить, если при Иване Четвертом — этом первом официальном московском царе-самодержце, любимце товарища Патрушева и прочих советских гебистов, а также всей этой полоумной публики из числа наших монархических «православных патриотов» — московских бояр не то, что за бороды таскали, а рубили им головы налево-направо без всякого суда, по одному хотению московского тирана, варили их в кипятке, сажали на кол и колесовали, предварительно хорошенько помучив в подвалах кремля или Александровской слободы? 

Вот поэтому московские бояре и сидели на Москве, в своей Боярской Думе, выставив напоказ свои пышные и длинные бороды, подобно перьям дикарей, что эти бороды стали для них как бы последним напоминанием об их былой боярской чести и достоинстве. И они, выставляя эти бороды, тем самым давали понять московскому деспоту, что они вовсе не какие-то холопы пришлые, а что они вообще-то происходят из древних русских родов, многие — из родов княжеских, служивших Руси или московскому княжеству не в одном поколении. Борода для них стала «последним прибежищем» их былой боярской чести и достоинства — ибо ничего другого уже не осталось, и было попрано и уничтожено московским самодержавием. 

Для московских бояр их бороды стали последним прибежищем и напоминанием об их былой родовой аристократической чести и достоинстве, растоптанной московским самодержавием в грязь и пыль.
Для московских бояр их бороды стали последним прибежищем и напоминанием об их былой родовой аристократической чести и достоинстве, растоптанной московским самодержавием в грязь и пыль.

И если даже у московских бояр — то есть высшей аристократии поганой Московии — от былой сословной чести и достоинства осталась одна только борода, то что же говорить о всех прочих сословиях? Все прочие сословия были московским государством и вовсе втоптаны в полную грязь и пыль.

Национальная честь и достоинство? А-ха-ха! В том-то и состояла главная особенность московского государства, что оно явилось на свет в результате двухвековой национальной измены, когда московские князьки два века верно служили Орде и обслуживали и проводили на Руси ее интересы. И поэтому московское государство по самой своей природе не могло быть ни «русским», ни «национальным», и на русский народ и Русь московиты смотрели почти так же, как иноземные завоеватели. Его даже «космополитическим» назвать нельзя — это была просто вонь, вышедшая из-под ордынской татарской задницы. И поэтому национальная измена стала совершенно естественной для этого государства. Так что когда московиты посадили на московский престол Самозванца, а затем сами же привели в свой московский кремль поляков — этому удивляться не стоит. Такое могло произойти только в поганой Московии.

Collapse )

Диалектика московской бороды — 4

Диалектика московской бороды — 1

Диалектика московской бороды — 2

Диалектика московской бороды — 3

Да, так вот! Таким образом, важно понимать, что к концу 17 века — то есть к началу правления Петра Первого — московское самодержавие уже почти полностью уничтожило в русском народе и русском обществе какие-либо представления о чести и достоинстве. В самом деле, ведь к тому времени Русь сначала два века находилась под игом Орды, а затем, когда агенты Орды — поганые московиты — получили определенную самостоятельность, и из-под ордынской задницы вылезло поганое чудище московского государства, со всей той же азиатской рожей, Русь и русский народ почти четыре века находились под игом московским.

А что лежит в основе представлений о чести и достоинстве? С чего начинаются всякие представления о чести и достоинстве? Естественно, с понятия о неприкосновенности человеческой личности — прежде всего, телесной, физической. Здесь все вполне очевидно: удар по щеке — это покушение на вашу личную честь и достоинство, как и всякое посягательство на ваше тело и любое физическое насилие против вас. Плюс словесные выпады, унижающие ваше человеческое достоинство или покушающиеся на вашу честь — от клеветы до обычных словесных оскорблений. Это ясно даже ребенку.

И до нашествия татар представления на Руси о чести и достоинстве мало чем отличались от подобных представлений в Европе. Так, например, в «Русской правде» телесная неприкосновенность русского человека оберегалась очень тщательно, и за покушение на неприкосновенность его тела полагались (в зависимости от сословного положения потерпевшего) наказания от высоких штрафов до телесных наказаний.

Но после нашествия поганых татар все радикально изменилось — насилие над русским человеком стало нормой, а жизнь русского человека стала стоить очень дешево. Для поганых татар, как и для всяких поработителей, насилие над русскими людьми стало способом утверждения и поддержания своей власти над ними. У рабов не может быть своей чести и достоинства, и татары это старались демонстрировать русским регулярно, — и не только простым русским людям, но и русским князьям, каждого из которого они могли убить в своем Сарае или в доме самого князя.

Русского мужика порют на конюшне. Нигде больше в Европе физическое насилие не применялось так широко, как в поганом московском государстве. Кнут и плетка — это и есть основа всего московского государства.
Русского мужика порют на конюшне. Нигде больше в Европе физическое насилие не применялось так широко, как в поганом московском государстве. Кнут и плетка — это и есть основа всего московского государства.

И ужас и проклятие русской истории состоит в том, что когда из-под этой ордынской задницы «возвысилась» поганая Москва — московское государство стало утверждать свою власть над русскими людьми точно такими же способами, что и татары. То есть путем постоянного насилия и поругания чести и достоинства русских людей, оказавшихся под властью поганой Москвы. Если вы почитаете «Слово и полку Игореве» — то там все пронизано представлениями о княжеской чести и достоинстве русского человека. И представить, что русские люди того времени сильно ругались, довольно сложно. Если же вы почитаете письма московского тирана Ивана Четвертого — вы услышите какой-то собачий лай, горделивый, заливистый и вызывающий (и при этом довольно глупый, трусливый и малодушный). На Москве словесные оскорбления и матерщина стали нормой.

Но и физическое поругание чести и достоинства русского человека также стали нормой. Физическое насилие и телесные наказания стали основой власти московского самодержавия над своими русскими подданными. Московское самодержавие пыталось утвердить и поддерживать свою власть над русским народом точно теми же методами, что и татары — то есть путем постоянного телесного насилия и путем уничтожения в русских людях всяких представлений о своей чести и достоинстве. Теперь честь и достоинство русских людей, как и всего русского народа и всей Руси, в глазах поганой Москвы и московского самодержавия стали вызовом для московского государства.  

Collapse )

Диалектика московской бороды — 3

Диалектика московской бороды — 1

Диалектика московской бороды — 2

Да, так вот! Таким образом, эта эпическая и яростная битва московского деспота Петра Первого с бородами носила отчетливо двойственный характер (я уже писал ранее, что двойственность, граничащая с шизофренией, и вообще весьма свойственна всем реалиям московского государства). 

С одной стороны, мы, конечно, должны признать, что в столь тесном и глубоком увязывании русскими людьми своей личной, сословной, религиозной и национальной чести именно с бородой было что-то дикое, примитивное и архаичное. И когда московские бояре сидели в Боярской Думе, горделиво выставляя вперед свои длинные и густые бороды, призванные обозначить их родовую честь и достоинство, в этом было что-то дикое и варварское — сродни тому, как если бы дикари из какого-нибудь африканского племени горделиво выставляли напоказ свои пышные перья в головах на каком-нибудь «совете вождей». А потому рубку бород Петром Первым мы можем признать «прогрессивным шагом», направленным на европеизацию и модернизацию России.

Но с другой стороны, нужно также ясно понимать, что когда Петр рубил бороды у русских людей, он, в первую очередь, имел в виду вовсе не их «европеизацию», а именно лишение русских людей их чести, которая для них была связана с их бородой. Вот почему Петра так бесили эти русские бороды, вот почему он рубил их так яростно и свирепо, и так жестоко (вплоть до каторги) преследовал русских людей за их нежелание расстаться со своими бородами. Для Петра, как для московского деспота-самодержца, это был вопрос не столько «культурный», сколько вопрос государственный и политический — то есть вопрос о власти московского самодержавия над своими русскими подданными. И обесчещивание русских людей, попрание всякой их чести и достоинства — личного, сословного, религиозного и национального — было в самой природе московского самодержавия, как строя азиатского и деспотического, не допускавшего и не терпевшего наличия какой-либо чести у своих русских подданных. 

"Ах, ты рожа русопятая! Супротив московского государства и московского самодержавия своей бородой попер? О своей древней чести вспомнил, каналья русская! Да я вас всех в бараний рог скручу! Чтобы помнили, что такое московское самодержавие!"
"Ах, ты рожа русопятая! Супротив московского государства и московского самодержавия своей бородой попер? О своей древней чести вспомнил, каналья русская! Да я вас всех в бараний рог скручу! Чтобы помнили, что такое московское самодержавие!"

Рубка бород Петром Первом была, таким образом, не столько необходимой мерой по модернизации России, сколько еще одним способом утверждения московским самодержавием своей власти над русскими людьми путем их обесчещивания, публичного и демонстративного попрания их чести и человеческого достоинства. И именно поэтому это явление было воспринято русским обществом столь болезненно, и русские люди так упорно сопротивлялись этой политике Петра: нет, вовсе не за «предания старины» держались они — они лишь пытались сохранить свое личное, гражданское и национальное достоинство перед свирепой харей дикого азиатского московского государства. А много лет спустя, уже в середине 19 века, славянофилы — как бы для восстановления этой попранной Петром древней русской национальной чести — превратили бороды в важнейший атрибут своей антипетровской идеологии. 

Collapse )

Диалектика московской бороды — 2

Диалектика московской бороды — 1

Да, так вот! Таким образом, объяснить всю эту эпическую битву московского царя Петра Первого с московскими бородами одним желанием Петра пополнить казну дополнительными сборами и пошлинами, невозможно. В самом деле, если бы это было так — то зачем московский деспот в какой-то момент ввел столь суровые наказания за ношение бород, вплоть до каторги? Откуда такая свирепость и жестокость при сборе далеко не самого важного и прибыльного для московской казны налога?

Но и одним только желанием Петра приучить подданных своего государства к европейской моде, объяснить все это тоже невозможно. Конечно, во всем этом присутствовал важный культурный аспект. Уже при Иване Четвертом некоторые московские дворяне стали бриться — согласно европейской (польско-литовской) моде. А Алексей Михайлович, отец Петра, в 1675 году даже издал специальный указ, прямо запрещавший московским людям брить бороды и носить немецкие платья. Но если бы все дело было только в желании Петра приучить своих подданных к европейской моде — то зачем Петр вводил пошлины за ношение бород для всех без исключения сословий, включая даже простых посадских людей и крестьян? Ведь вряд ли Петр думал и крестьян одеть в европейские платья и надеть на них парики. Тем более, что в самой Европе ничего подобного этому безумию, конечно, никогда не было, и там это был вопрос исключительно моды или дворцового этикета, и при этом не только крестьяне или купцы, но и многие дворяне при желании продолжали носить усы и бороды. 

Нет, дело вовсе не в этом. Не только в этом. Все дело было именно в том, что для русских мужчин, живших под властью поганой Москвы, борода была внешним атрибутом их чести — чести личной, мужской, гражданской, сословной, религиозной, и чести национальной. И когда Петр так свирепо и яростно боролся с московскими бородами и лично брил московских аристократов и дворян, то он прекрасно понимал, что тем самым он их бесчестит, лишает их чести. И сами эти несчастные русские мужики, когда их насильственно брили, все это понимали таким же образом — что Петр их бесчестит. И поэтому многие из них при этом плакали — плакали от позора.

Московские "государевы люди", согласно указу московского деспота Петра Первого, отрезают бороду у знатного русского человека.
Московские "государевы люди", согласно указу московского деспота Петра Первого, отрезают бороду у знатного русского человека.

Но ЗАЧЕМ? И ПОЧЕМУ? Почему московский царь предавал своих подданных этому бесчестью? И зачем глава государства и, как бы мы сейчас сказали, «национальный лидер» тогдашней России предавал позору и бесчестью всю свою страну, всю Россию?

О, бездны сатанинские! И вот здесь мы снова сталкиваемся с тем ужасом и той страшной азиатской ордынской хтонью, которая лежит в основе всего нашего поганого московского государства. Так что рассматривая это явление нашей истории — довольно безобидное, на первый взгляд, и даже забавное на фоне всех тех ужасов и свинцовых мерзостей, что творились на нашей земле веками — стоит нам только чуть-чуть копнуть глубже, и мы увидим все тот же московский ад. Мы увидим всю ту же дикую азиатскую харю поганой Москвы, когда-то вылезшую из-под ордынской татарской задницы.     

Collapse )

Диалектика московской бороды

Но я продолжу развитие моей мысли — о том, что все, абсолютно все странности, уродства и извращения нашей истории (а отчасти — и нашей культуры) имеют своей причиной тот дикий азиатский деспотический строй московского самодержавия, который поганые Московиты наследовали от Орды.

Почему поганую Москву нужно сжечь и затопить? (16 постов) — здесь я подробно объясняю, как власть Орды постепенно трансформировалась во власть поганой Москвы с ее московским самодержавием, и почему политические методы и практики поганых московитов были по сути все теми же — татарскими, ордынскими, азиатскими. Отсюда, собственно, истоки всей нашей «внутренней русофобии» и множество других уродств и извращений (в том числе — противостояние между обществом и государством, о котором я писал ниже). 

О проблемах русской культуры и русского самосознания. (18 постов) — здесь я рассматриваю некоторые явления русской культуры и особенности русского самосознания, которые стали следствием этого совершенно ненормального положения дел, когда европейский христианский русский народ оказался под властью деспотического государства азиатского типа, — под властью поганой Москвы (и при этом русский народ, под воздействием московской пропаганды, был убежден, что это государство — его, «русское», что придавало всей «русской жизни» отчетливые черты какого-то садомазохизма). В том числе показываю, что именно в этой ненормальной ситуации лежат причины нашей «внутренней русофобии» — то есть нашего вечного недовольства собой, двойственности нашего сознания и даже самоненависти (явления совершенно уродливого, конечно, свойственного в таких формах только русским и России). 

О природе московского самодержавия. (37 постов) — это очень большой и основательный очерк, в котором я рассматриваю не только политические аспекты русской истории и особенности московского самодержавия (азиатской деспотии, которая пыталась закамуфлировать свою азиатскую природу то под византийскую монархию, то под европейский абсолютизм), но и привожу довольно серьезный политологический анализ различных форм правления — включая различные формы монархии (в том числе римской и византийской монархии). В общем, кого интересует не только история, но и политическая философия — читать обязательно. 

Советские дегенераты снова наступают на те же грабли (1 пост) — небольшая статья, в которой я объясняю, почему русская (а потом советская) интеллигенция в массе своей была русофобской (естественно, это также объясняется природой нашей «государственности»). 

Проклятие поганой Москвы (1 пост) — краткое изложение моих идей о природе московского государства и московского самодержавия. Здесь я объясняю, почему причиной наших «дураков и дорог» также является поганая Москва. 

Советские дегенераты снова борются с «проклятым Западом» (8 постов) — здесь я рассматриваю причины вековой ненависти и враждебности к Западу — сначала московитов, потом всякого рода наших «патриотов» и «почвенников», а потом — коммунистов и прочих советских дегенератов. 

Московское государство как "внутренняя Орда" (5 постов) — здесь я пытаюсь более подробно объяснить, как и почему ордынская азиатчина — благодаря появлению поганого московского государства — превратилась в нашу внутреннюю историю и проникла в нашу культуру (несмотря на то, что никакого смешения между русскими и татарами не было — если не считать высшую аристократию и дворянство, которые пополнялись родами из крещеных татар). 

Логика поганой Москвы (1 пост) — здесь я хотел показать ущербность всей вообще «политической логики» московитов при управлении ими своим государством, убожество всего «политического мышления» московитов (что приводило ко множеству странных решений во внутренней и внешней политике московского самодержавия). Но, немного подумав, я решил не развивать эту тему — чтобы враги русских (прежде всего, правящий путинский режим) не использовали понимание этой логики против интересов русских. Чем меньше нынешний режим будет понимать русскую историю и природу собственного режима — тем будет лучше для русских и России.  

И сейчас я хотел бы коснуться такого, казалось бы, на первый взгляд, незначительного эпизода нашей истории, как рубка Петром Первым бород у московских бояр и прочих подданных. А затем покажу, что за всем этим стоит, и какие бездны ада скрываются за этим — еще одним довольно странным — эпизодом нашей истории.

«Петр I стрижет бороды боярам». Картина художника Дмитрия Белюкина, 1985 год.
«Петр I стрижет бороды боярам». Картина художника Дмитрия Белюкина, 1985 год.

Первый указ о бородах Петр издал в 1705 году — он назывался «О бритии бород и усов всякого чина людям, кроме попов и дьяконов, о взятии пошлины с тех, которые сего исполнить не захотят, и о выдаче заплатившим пошлину знаков», и он устанавливал специальные сборы (правильнее их, наверное, назвать штрафами) для всех, кто отказывался брить бороды: «На Москве, во всех городах царедворцам, и дворовым, и городовым, и приказным всяких чинов служилым людям, и гостям, и гостиной сотни и черных слобод посадским людям – всем сказать: чтобы впредь с сего его великого государя указа, усы и бороды брили».

Дороже всего борода обходилась «гостям», то есть купцам первой статьи: они платили по 100 рублей «с бороды» в год. Купцам средней и меньшей статьи и всем более мелким полагалось платить «меньше ста рублей». Следующий порог устанавливался в 60 рублей: такую сумму полагалось брать с бородатых царедворцев, а также «дворовых и городовых, и всяких чинов служилых и приказных людей». Вдвое меньше – 30 рублей платили, например, ямщики, извозчики и «всяких чинов московские жители». А вот крестьянам было гораздо проще: они обязаны были платить по «2 деньги с бороды», только если въезжали в города и выезжали из них, но зато не раз в год, а при каждом въезде и выезде.

Позднее подобные указы о бородах появлялись еще несколько раз — причем они поначалу все более ужесточались. Так, согласно указам московского деспота-самодержца от 1713 и 1714 годов, за ношение бород полагались уже не штрафы, а суровое уголовное наказание: «за такое их преступление учинено им будет жестокое наказанье и сосланы будут на каторгу, а имение их движимое и недвижимое взяты будут на великого государя без всякия пощады». Но еще чуть позже — видимо, поняв, что побрить всю Россию ему не удастся — Петр издал в 1722 еще один указ, в котором за ношение бород снова полагались лишь штрафы, а не каторга с изъятием всего имущества. И этот указ просуществовал полвека — отменила его только Екатерина II в 1772 году. А все прочие ограничения на ношение бород были окончательно отменены лишь Александром Третьим — который, как известно, и сам носил бороду (правда, стоит отметить, что и в Европе в это время бороды снова вошли в моду).

Итак, откуда же все это очередное безумие дикого московита Петра и вся эта деспотическая дурь московского самодержавия? И как все это понимать?

Collapse )

Кремлевские бандиты пригрозили убить Навального?

А-ха-ха! Сегодня Песков — официальный спикер кремлевского маньяка — выдал очередной перл:

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал хорошим обстоятельством то, что блогер Алексей Навальный выжил после инцидента. Об этом он заявил в интервью для документального фильма «Владимир Путин, хозяин игры» (Poutine, le maître du jeu), вышедшего 17 октября в эфире телеканала France 5.

«Будем надеяться, что он не умрет (в колонии. — Ред.)», — ответил он на вопрос журналистки о нахождении блогера в колонии. «Слава богу, что Навальный выжил после инцидента», — подчеркнул представитель Кремля.

Если перевести все это с языка кремлевских уголовников на русский, то означает это примерно следующее: «Навальному очень повезло, что наши доблестные гебисты обосрались и не смогли его отравить. Но не забывайте, что сейчас он находится в наших руках, и если вы будете себя «плохо вести» и создавать проблемы для нашего режима — мы ведь можем его все-таки грохнуть. Он у нас в заложниках — и это плохо для вас, но хорошо для нас».

И этот «месседж» кремлевского маньяка и его бандитов я бы воспринимал вполне серьезно: не нужно иллюзий, Путин — это точно такой же маньяк, как и Лукашенко, и, как я уж сто раз писал, они ради сохранения своей власти и своих режимов готовы пойти НА ЛЮБЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. И плевать им на «репутацию» (тем более, что у них и без того репутация убийц, воров и полных отморозков).  

Здесь лишь важно отметить, что этот месседж кремлевских уголовников адресован не только Западу или сторонникам Навального или даже в целом всей российской оппозиции. В сущности, этот месседж адресован всему российскому обществу, всему российскому народу — так как все мы по сути являемся такими же заложниками у кремлевского гопника и его подельников, как и Навальный, и то, что мы на свободе, а Навальный сидит в колонии, по существу мало что меняет — ведь любого из нас путинские гебисты могут в любой момент точно так же посадить или даже убить. 

Как реагировать на эти угрозы кремлевских бандитов?

Collapse )

Логика поганой Москвы

Всякий, кто пытается что-то понять в нашей истории и культуре — со всеми их странностями, уродствами, обманками, cамозванством и хлестаковщиной — первым делом, наверное, вспоминает известные строки Тютчева, написанные им в 1866 году: 

Умом — Россию не понять,
Аршином общим не измерить.
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Эти строки звучат как предупреждение — предупреждением всем тем, кто попытается что-то понять в нашей истории, о том, насколько же сложно иногда что-то понять в России путем обычной рациональной логики, и насколько же много здесь не только странностей и настоящей чертовщины, но и какой-то особенной московской дури, которая не поддается какому-либо рациональному объяснению.

Тем не менее, я — как один из величайших русских мыслителей и философов — все время повторяю: «Не бойтесь изучать Россию! Не бойтесь пытаться ее понять! Человеческий разум — это величайшая сила, и — при должном терпении и внимании — он может проникнуть даже в самые глубокие тайны и объяснять даже самые темные странности! И если русские не научатся понимать самих себя, свою историю и культуру — нас ждет непременная историческая гибель».

И главную «загадку России» — которая является причиной и источником почти всех наших бед, странностей, уродств и всей прочей чертовщины — я разгадал. То есть последовательно и ясно, как мог, показал, что источником всего этого безобразия является поганая Москва и московское самодержавие — тот совершенно уродливый и извращенный государственно-политический строй, который когда-то возник в Москве в результате двухвекового оказания московскими князьями интимных услуг Орде по порабощению и ограблению ею всей Руси и русских людей. Так что и сама Москва и московское царство, в сущности, стали прямыми политическими наследниками Орды, и иго ордынское, внешнее, у нас в какой-то момент превратилось в иго московское, внутреннее.

Так Господь Бог отдал Россию Сатане — для поучения и вразумления всех прочих народов. И с тех пор здесь творится постоянный ад и чертовщина, насаждаемые московским государством. А все русские люди, которые живут под властью этого московского государства и пытаются здесь создать или сохранить что-то доброе, светлое и человеческое — тут же превращаются в настоящих праведников, святых или мучеников, так как они на этом пути тут же сталкиваются с московским государством (и всем, что оно порождает), а в его лице — тут же сталкиваются с чистым злом, c самим Сатаной (который, как известно, все доброе и человеческое ненавидит, а за то ненавидит и добрых русских людей особенно сильно). 

Collapse )

Московское государство как "внутренняя Орда" — 5

Московское государство как "внутренняя Орда" — 1 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 2 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 3 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 4 

Да, так вот! Таким образом, вся особенность и уникальность «русской цивилизации» состоит в редкой уродливости и страшной извращенности всего нашего государственно-политического строя, возникшего прямиком от Орды. История (или, быть может, сам Сатана) сыграла с нами очень злую шутку — так что в какой-то момент на Москве объявился московский царь-самодержец, который выдавал себя за «русского и православного царя», но который фактически возник как агент Орды и проводник ее интересов. Разве это не забавно? Московские князьки, которые два века были у нас чем-то вроде оккупационной или колониальной администрации, ревностно проводившей интересы наших злейших врагов и поработителей, вдруг объявили себя «русской национальной властью»! 

А-ха-ха-ха! Что может быть смешнее? Наше «государство», объявившееся на Москве, с самого начала было вовсе не тем, чем оно пыталось себя представить в глазах остальной Руси и русских людей. «Московское государство» с самого начала и по всему своему происхождению и было самым настоящим самозванством. И не отсюда ли берет свое начало это извечное московское самозванство, измена и двойственность, граничащая с шизофренией? Царь-то на Москве не настоящий! Не русский и не православный, а потомок и наследник ордынских ханов и их московских пособников, агентов Орды!  

И не отсюда ли вся эта чертовщина и бесовщина, которая у нас здесь творится многие столетия? С этими дикими плясками Ивана Четвертого в Александровской слободе со своими опричниками, которые ездили с песьими головами и метлами, устраивая русским людям воочию представление Апокалипсиса, с этими «всешутейшими соборами» Петра Первого, с этим странным и диким весельем Анны Иоанновны? И со всем этим жутковатым московским государственным «юмором», когда всякое достоинство русского человека — будь он обычным мещанином или дворянином или даже высшим аристократом — под дикий и безумный хохоток московских «государевых людей» растаптывалось в грязь и пыль самыми жестокими и садистскими методами? «Ибо нечего». У русских людей не могло быть никакого достоинства перед погаными татарами из Орды. Но его не должно было быть и перед московской властью и московским государством.

Это разве «цивилизация», друзья мои? Нет, друзья мои. Это дикость, азиатчина, безумие и бесовщина. Отрицание самого «образа Божьего» в русском человеке, и сознательное, глумливое и садистское, растаптывание в нем любого человеческого достоинства. Это отрицание всякой вообще цивилизации. И если уж и говорить о цивилизации, то всякая цивилизация у нас здесь появлялась извне. Сначала — от варягов-скандинавов (в военном деле и государственном управлении). Потом всякая цивилизация у нас из Византии шла (по церковной линии). Потом даже у поганых татар многое переняли (в военном деле и в сборе налогов). А потом у нас всякая цивилизация — особенно после реформ Петра — в основном шла из Европы и из западного мира

Причем поганые московиты если что и перенимали, то преимущественно для нужд армии и флота, да техники порабощения людей со стороны государства (например, Иван Четвертый очень восхищался инструментами для пыток, изобретенными в Европе). А потом московиты и московское государство все это кое-как, криво и косо, пытались внедрить у нас. Что-то приживалось и прорастало, а что-то нет. Вот и вся ваша «русская цивилизация» (точнее сказать, московско-ордынская анти-цивилизация).

Collapse )

Московское государство как "внутренняя Орда" — 4

Московское государство как "внутренняя Орда" — 1 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 2 

Московское государство как "внутренняя Орда" — 3 

Да, так вот! Таким образом, вся проблема нашей истории (а также отчасти и культуры) — в той совершенно уродливой государственности, которая у нас здесь когда-то возникла в поганой Москве, и которая потом — несколько меняя свои наружные формы — воспроизводила себя из век в век, практически не меняя своей сущности. Ордынка, Неглинка, Лубянка, Бутырка. Гиреево, Тушино, Бутово. О, как много в этих звуках для сердца русского слилось! В них — звон денег в затхлых сундуках московских князьков, которые они собирали со всей несчастной Руси для Орды и припрятывали для себя. В них — сырость и грязь от ног татарских баскаков. В них — крики и муки сотен и тысяч русских людей, замученных в московских подвалах московскими «государевыми людьми» ради «дела государева». В них — извечная московская измена, двойственность и самозванство. В этих московских названиях  — ВОНЬ ОРДЫ. Татарщина и азиатчина. 

А теперь скажите мне, друзья мои, действительно ли вся эта ордынско-московская вонь и дикость является тем, чем мы можем гордиться, чем мы должны дорожить и что мы можем ценить и лелеять? Вы правда считаете, что вот эта особенная уродливость нашей государственности, доставшаяся нам от Москвы и Орды — и есть то, что придает «русской цивилизации» какое-то уникальное достоинство и ценность? 

Нет, я вполне согласен, что в этом мы были очень особенными, так как такое уродство и извращение сложно отыскать где-либо еще в мире. Но если какому-либо человеку отрубить одну ножку и ручку, потом вырвать ему язык, после чего заставить его быстро-быстро бегать на одной ножке и что-то при этом кричать — то разве эти его «уникальные особенности» мы смогли бы счесть чем-то достойным, что мы пожелали бы и самим себе?

Но многие наши патриоты, государственники, консерваторы и почвенники утверждают именно это! Они утверждают, что этот уродливый московский самодержавный строй и есть то самое ценное и достойное, что придает «русской цивилизации» ее особенность и уникальность! Уже Иван Четвертый в своей переписке с европейскими монархами пытался доказать «преимущества» своей московской азиатской деспотии над европейскими странами (при этом главным ее «достоинством» он считал именно полное свое самовластие и неподконтрольность московского самодержавия каким-либо другим политическим или общественным силам и каким-либо законам ). А сколько таких «патриотов» было после него, которые были искренне убеждены, что московское самодержавие является лучшим и наиболее совершенным государственным строем, который один может «спасти Россию». От великой княжны Екатерины Павловны (сестры Александра Первого), которая в начале 19 века открыла свой политический салон, до графа Уварова и вплоть до наших славянофилов и прочих монархистов.

Но московское самодержавие Россию не спасло. Оно его погубило. И дело здесь опять же вовсе не в личности Государя Николая Второго (я считаю его одним из лучших правителей в нашей истории — и по своим личным качествам, и по своим государственным компетенциям). И не в русском обществе, которое с самоубийственным упорством готовило революцию. И не в предателях-генералах. И уж тем более не в русском народе. Они все стали заложниками московского самодержавия, этого совершенно уродливого государственного строя.

А с другой стороны?

Collapse )